Валькины друзья и паруса

7 июня 2004 10:00

Когда его приняли в учебный отряд юнг, росту в нем насчитывалось 152 сантиметра, весу - 34 кэгэ, а в строй он встал четвертым от конца: были ребята и пониже. Шел 1948-й год, через три недели Вале Яковлеву стукнуло пятнадцать...




Нас шестеро, пока еще мы вместе...


Позавчера, на пикниках и на грядках, мы пропустили важный грустный праздник. Увы, мини-опрос, проведенный среди знакомых и коллег - в основном коренных питерцев, показал: никто не помнит, что это за дата. Между тем в субботу отмечался один из самых святых и скорбных для нашего города дней - День снятия морской блокады Ленинграда. 5 июня 1946 года была подорвана последняя мина и проложен безопасный путь кораблям по Финскому заливу до Балтики.
Но забыли не все. Четыре года бьются военные моряки - ветераны боевого траления, чтобы им позволили в этот день почтить память своих погибших товарищей. Ничего особенного не просят - ни денег, ни подарков. Хотят, как положено по традиции, выйти в море, отдать честь, опустить на воду венок. Кстати, и приказ командующего Балтийским флотом на данный счет имеется; там черным по белому сказано: меридиан маяка острова Мощный считать местом, где отдаются почести героическим кораблям, погибшим на Балтике в период 1941 - 1957 годов (минная война закончилась лишь 12 лет спустя после Великой Отечественной). Приказ-то есть, а чтобы его исполнить - до этого дело не дошло.
Время бежало, убеленных сединами мальчиков с каждым месяцем становилось все меньше, все меньше брезжила надежда. К кому только не обращались активисты общественного объединения ветеранов боевого траления Балтфлота, куда только не писали. Отговорки обычные: нет солярки, нет свободного судна, да и вообще «не до вас»...
И вот летом 2004-го скромная мечта моряков наконец осуществилась. Петровская коса, Центральный яхт-клуб, двухмачтовый парусник «Звезда». Один из застрельщиков акции, правозащитник, экс-депутат российского парламента Юлий Рыбаков (морской волк в пятом поколении, сам он на этом судне матросом) признался «Новой», что до последнего момента было неясно: получится - не получится. Чуть не подвели пограничники. Угораздило же привезти им бумаги на согласование накануне их профессионального праздника!.. Как потом выяснилось, документы потеряли, пришлось их судорожно восстанавливать... И все-таки получилось.
Без всяких директив сверху, без копейки материальной помощи от флотского командования, сама себе хозяйка, в восемь вечера минувшей пятницы «Звезда» отошла от причала. На борту шестеро почетных гостей: тот самый Валька-152 - Валентин Яковлев, еще двое бывших юнг - Вильгельм Дементьев и Владимир Васильев, капитан I ранга Михаил Костылев, капитан-лейтенант Всеволод Галкин.
- Планировали пойти вдесятером, но, к сожалению, остальные не смогли, - вздыхает руководитель маленького отряда, зампредседателя общественного объединения ветеранов (насчитывающего около 450 человек) Николай Колесник. Во время войны он, выпускник училища имени Дзержинского, служил механиком на тральщике, в звании старшего лейтенанта.


Капитан Дементьев: к отходу всё готово


Болезни и возраст берут свое; вот и председатель капитан I ранга Юрий Сухоруков серьезно занедужил, вынужден был остаться дома. Капраз - не только главный в этом фронтовом братстве, но и вообще человек легендарный, на его счету 488 обезвреженных мин - по мнению большинства, если не мировой, то уж рекорд СССР-то точно. Ветераны подробно повествуют о том, что такое ОВР (вид корабельного соединения, расшифровывается как «охрана водного района»), объясняют разницу между «малым охотником» и сторожевым катером. А еще с иронией и некоторой обидой говорят, что государство по формальному критерию поделило их на участников Великой Отечественной и «неучастников», примерно «пятьдесят на пятьдесят». Хотя служили и погибали одинаково - что до мая 1945-го, что после. Обезвредить на Балтике уже в «мирное время» нужно было порядка 80 тысяч взрывных устройств. Обида моряков понятна: ведь статус ветерана войны - это и другая степень признания, и, чего греха таить, - другие льготы...
Ветер хороший, солярки в случае чего хватит. Еще минута, и прозвучит команда «Отдать швартовы!». Есть в этом своеобразная символика: путешествие в юность, радостное (оттого что вместе, оттого что победили) и траурное одновременно, моряки военных лет совершат на немецком трофейном судне. Роскошный по тем временам 17-метровый парусник из красного дерева водоизмещением 22 тонны, площадью парусов 120 квадратных метров был построен 70 лет назад вблизи Бремена. По преданию, на нем ходил сам Геринг. А в 1945-м судно пригнали из Германии в Ленинград. «История у «Звезды» сложная, противоречивая, - рассказывает ее капитан, однофамилец одного из юнг-ветеранов Игорь Дементьев. - Она тонула, ее восстанавливали, передавали от владельца владельцу...» К нынешнему походу готовились особенно тщательно - хотя здесь всего-то 60 миль. В пятницу ближе к ночи «Звезда» прибыла в Кронштадт, прошла пограничный контроль, а субботним вечером участники торжественной экспедиции добрались до места назначения: выход из Финского залива в нейтральные воды Балтики, остров Мощный. Было все, как положено: парадная форма, орденские планки, приспущенный военно-морской флаг, минута молчания, венок на воде (ветераны сбросились, кто сколько смог), скупые слезы, фронтовая стопка... А сегодня они вернутся домой.
Что-то тянет на выспренность... Не забывай их, родина!

Яхту провожали Валерия СТРЕЛЬНИКОВА,
Александр ГУТОРКИН (фото)