Загадка старого тамура

10 июня 2004 10:00

Как-то он рассказал Евгению Евтушенко, что перевел на аварский несколько его строф. Поэт страшно удивился: зачем, мол, у вас же свой Расул Гамзатов есть. Шамиль пожал плечами: «Пожалуй, Гамзатов для меня слишком гладкий». А стихотворение начиналось так: «Меняю славу на бесславье...»




Переводчик, доктор технических наук Шамиль Алиев - человек-загадка. Как в одном ученом индивидууме мирно уживаются столь противоречивые концепции и воззрения - уму непостижимо. Например, он уверен, что (цитирую) «любая должность, которую ты занимаешь в науке, - компенсация твоей недоразвитости». Это он-то - заслуженный деятель науки и техники России, завкафедрой Дагестанского государственного университета, главный конструктор противолодочных комплексов в Каспийске... Или вот кавказская мудрость: «Каждый, с кем ты встречаешься, должен тебя в чем-то превзойти». Алиев полностью согласен. И тут же признается: «Все время хочу выиграть. Утром просыпаюсь с мыслью: сегодня - или никогда!» Выпускник ленинградской Корабелки, математик, физик, нейропсихолог, взахлеб увлекающийся сюрреализмом и теорией мата. Студентам законы кодирования объясняет на лекции под девизом «Как сделать гениальную шпаргалку», а кривые второго порядка - с помощью осла: «Понимаете, когда ослик срывает колючку, его язык описывает такую траекторию...» И вечно Алиеву надо что-то учудить, перевернуть с ног на голову, поставить окружающих в тупик. Чтобы мучались: «А может, это мы дураки?..»
Блажь, эпатаж или продуманный демарш, но даже 7-й международный симпозиум «Шум и вибрация на транспорте» (который сегодня как раз завершает свою работу в питерской гостинице «Москва») - казалось бы, выверенное мероприятие, не предполагающее никаких отклонений от регламента, - дагестанский гость умудрился буквально взорвать. Представьте: посреди серьезного доклада, открывающего форум, вдруг начинает звучать черт знает что!
- Это была, - поясняет возмутитель спокойствия, - наша национальная музыка тысячелетней давности. Для современного европейца - абсолютно немыслимые частоты. А как слушали... Я сам не ожидал!
Маленький концерт трижды прерывался аплодисментами!
Есть такой старинный дагестанский инструмент, называется тамур (на нем и играл для участников высокого собрания коллега Алиев). Очень редкий: в Вашингтонском музее, где собраны все когда-либо звучавшие инструменты со всего мира - шумящие, шипящие - его и то нет. С предельно низкими музыкальными характеристиками. Невероятно простой: дерево, отверстия в нем, две струны. Сиди и тренькай... И вот с этим «примитивом», пытаясь найти технологию его создания, уже два года бьются в акустической лаборатории ЦНИИ имени Крылова.
$50 тысяч выделено только на одну ветвь исследований. Тамур же раскрывать свои секреты явно не спешит. Почему у одного мастера он получается удачным, а у другого - нет? Как приспособить инструмент под одного конкретного исполнителя? Дуэт, хор? А сколько разных волн содержится в одном исторгаемом из глубины веков звуке? Наконец, что есть тамур с точки зрения теории музыки, теории колебаний, теории проектирования?..
Стоп. Наверное, читатель уже занервничал. И правда: какое отношение имеет липа с натянутыми на нее кишками молодого козла (традиционные материалы для изготовления тамура) к стратегическим вооружениям? Оказывается, последнее время все наиболее существенные аварии и катастрофы - на кораблях ли, самолетах, железной дороге - обусловлены так называемой «локальной колебательной формой влияния». «И заметьте - «развязывается» там, где, казалось бы, прочнее всего «связано», - подчеркивает Шамиль Алиев. - Техника развилась до такой степени, что одни колебания становятся причиной других, зачастую неизвестных. И мы не можем просчитать, когда они войдут в резонанс...»
Вот с этой целью тамур и препарируют (как выяснилось, «дагестанский аксакал» в упомянутом смысле - идеальная модель). Впрочем, сам профессор Алиев считает, что цель на самом деле должна быть совсем иная. «...У нас таких субмарин, каждая из которых стоимостью в полбюджета страны, десять штук. А надо ли продолжать? - рассуждает конструктор, лауреат престижных государственных премий, человек, под патронажем которого выходит первая в мире 10-томная энциклопедия торпедного оружия. - Когда про меня говорят: «внес значительный вклад в науку, создавая подводные корабли», хочется спросить: а внес ли я значительный вклад в понимание того, зачем я это делал? Занимаясь торпедами и ракетами, человек ведь вносит немалую лепту в агрессию - даже если сам пацифист...»
Последнее волнует сегодня ученого больше всего: природа агрессии и возможность воздействия на людей, впавших в экстремизм. Правда, если вы уже идете в сторону террора и насилия - вас не остановить. А вот зарождающуюся агрессию, по мнению Шамиля Алиева, как раз-таки можно нейтрализовать с помощью определенных звуковых волн (тут тамур и пригодится).
Само собой, вокруг «дистанционного управления» человеком споров нынче предостаточно. Одни полагают его настоящим варварством, другие - единственно эффективным вариантом выживания в этом безумном мире... Профессор Алиев, знакомый с проблемой не понаслышке, уверен, что на биохимическом, биофизическом, цитологическом уровне она разрешима: «Ферментативный катализ, который происходит в нашем организме, должен поддаваться регуляции». А вот этически Шамиль Гимбатович комментировать ситуацию не берется. Чересчур много противоречий - тех, из которых соткан он сам...

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА


Кстати
Как-то Шамиль Алиев полдня вместе с церковным старостой связывал колокола храма в Барвихе. (Сам профессор формулирует это как «поиск оптимального частотного спектра для звонницы»). Есть такое понятие «волчья квинта» - когда в благовесте появляется фальшь, вот профессор ее и учуял. Староста долго не мог взять в толк: «Для чего это тебе, мусульманину?» - «Ну это же наука!» - в свою очередь удивился Алиев.