Дело старовойтовой. в ожидании сенсаций

21 июня 2004 10:00

Уже полгода идут судебные слушания по громкому делу об убийстве в ноябре 1998 года Галины Старовойтовой. С самого начала процесса ждали выступления в суде младшей сестры Галины - Ольги (она признана по делу потерпевшей). Но у обвинения своя тактика: главное, похоже, приберегают ближе к финалу судебного разбирательства.




Большая часть выступления Ольги Васильевны была посвящена личности старшей сестры (сёстры всю жизнь были очень близки, в годы депутатской деятельности Галины Ольга выполняла функции ее общественного помощника, а ныне руководит Фондом имени Галины Старовойтовой). Биография Галины Васильевны, впрочем, широко известна, и нет нужды пересказывать ее еще раз. Она, безусловно, была лидером. По словам Ольги, «Галина блистала во всем, за исключением разве бытовых дел, которые были ей абсолютно неинтересны». Профессиональный этнопсихолог, Галина Старовойтова, стремительно ворвавшаяся в политику на волне перестроечных процессов, категорически не признавала каких-либо проявлений ксенофобии, выпячивания или, наоборот, притеснения по этническим или конфессиональным признакам. За что нажила немало врагов, о чем свидетельствовали угрозы в ее адрес: и по телефону, и в письмах. Самыми непримиримыми, по словам Ольги Старовойтовой, были радикалы из коммунистов и либерал-демократов. А одним из самых ярых был генерал Альберт Макашов. Правда, его фигура вряд ли рассматривалась кем-то в качестве возможного заказчика убийства Галины Старовойтовой. Гораздо чаще в этой связи называлось имя экс-депутата Госдумы от ЛДПР Михаила Глущенко...
Окончательно перебравшись в начале 90-х годов в Москву, Галина Старовойтова, по словам сестры, продолжала часто бывать в Петербурге - и по семейным, и по политическим делам. Так, в роковом ноябре 1998-го Галина Васильевна приезжала в Петербург три-четыре раза. По большей части она сообщала сестре о своих предстоящих визитах, просила навести хоть какой-то порядок в ее квартире на набережной канала Грибоедова. Однако точную дату своего последнего визита Галина сестре не назвала, сообщила только, что «приедет на выходных, повидать родню и провести несколько встреч по выборам в Законодательное собрание ее политического блока «Северная столица». Так что когда один из соседей Галины Старовойтовой позвонил Ольге и сообщил, что со старшей сестрой случилась беда, она вначале даже не поняла, где именно это произошло: в Москве или Петербурге.
В суде поднимался и денежный вопрос: не везла ли с собой Галина Старовойтова каких-либо крупных денежных сумм - ведь выборы требуют серьезных финансовых вложений? Однако Ольга Старовойтова заявила, что с собой у сестры было всего 2 тысячи долларов, которые она везла родителям на ремонт квартиры и покупку нового телевизора (эти деньги были возвращены позже семье убитой органами ФСБ, проводившими следствие, хотя в протоколе осмотра места происшествия, по уверениям адвокатов подсудимых, сведений об этих деньгах не было). Незначительные суммы могли быть и на двух кредитных картах Галины Старовойтовой. Что же касается денег на финансирование предвыборной кампании «Северной столицы», то, по словам младшей сестры, Галина Старовойтова ничего с собой не везла - у нее была некая «принципиальная договоренность о получении денег на выборы», но эти средства из-за ее смерти «Северной столице» так и не выделили. Впрочем, в любом случае, как считает Ольга Старовойтова, сестра вряд ли повезла бы с собой какие-то деньги - «она была политиком, а не курьером». Да и заявления Галины Васильевны накануне выборов в Законодательное собрание о том, что на поддержку ее блока удалось получить финансовую помощь от представителей крупного бизнеса, по словам Ольги Старовойтовй, были не более, чем «тактическим политическим ходом, на самом деле никаких денег никто не выделял».
Ольга Старовойтова настаивает исключительно на политическом характере убийства сестры. Она категорически отвергает предположения о том, что Галина Старовойтова могла параллельно с политической деятельностью заниматься какой-то коммерцией, да и для лоббирования чьих-то интересов она мало подходила: не входила ни в одну из парламентских фракций, оставаясь независимым депутатом. Словом, как сказал в свое время о Галине Старовойтовой академик Дмитрий Сергеевич Лихачев: «ее нельзя было ни уговорить, ни купить, ее можно только убить»...
А главная интрига процесса по делу Старовойтовой впереди - что будет говорить в суде Руслан Линьков, помощник Галины Васильевны и непосредственный свидетель убийства, сам чудом выживший после огнестрельного ранения в шею.

Александр Самойлов
фото ИНТЕРПРЕСС