А судьи кто?

28 июня 2004 10:00

Послезавтра Законодательное собрание будет рассматривать кандидатуру на вакантную должность судьи Уставного суда. Кандидатурой этой является Людмила Кулешова, представленная губернатором Валентиной Матвиенко. Вакансия в Уставном суде открылась после того, как Людмилу Ескину лишили должности из-за «квартирного вопроса». Квалификационная коллегия сочла ее действия несовместимыми со статусом судьи. Кто же теперь предлагается взамен?



Людмила Кулешова начинала судебным исполнителем, в 1973 году закончила в Хабаровске Всесоюзный заочный юридический институт и много лет работала в прокуратуре. Была инспектором Ленинградского комитета народного контроля, юрисконсультом юридического отдела Ленгорисполкома, затем возглавляла правовую фирму «Оферта», а в 1999 году заняла должность начальника Управления юстиции Санкт-Петербурга.
Осенью 2000 года были объединены управления юстиции города и области, и начальником решено было поставить экс-прокурора Петербурга Владимира Еременко. Кулешовой же предложили два варианта: стать судьей Уставного суда, который тогда впервые формировался, или директором Фонда имущества, каковым она и стала в сентябре 2000 года.
В этой должности Людмила Васильевна отличилась неоднократно. За первые полтора года она сменила пятерых заместителей, трех главных бухгалтеров и начальников практически всех подразделений. Отовсюду изъяли ксероксы, оставив один - под строгим контролем и с записью копируемого в журнале, прошитом суровой ниткой. Всех сотрудников фонда, кроме начальства, отключили от интернета. А потом г-жа Кулешова одобрила весьма любопытное «Положение о защите коммерческой тайны в Фонде имущества».
К охраняемым были отнесены сведения о кадрах и структуре фонда, о распределении функций между его подразделениями, нормативно-правовые документы, планы продаж объектов на торгах, сведения о состоянии рынка недвижимости и о методике расчета цен на объекты недвижимости... Для того чтобы эти сведения не «утекли», предлагалось допускать к работе с документами только лиц, «подписавших соответствующее обязательство и обладающих необходимыми нравственными качествами, гарантирующими сохранность сведений». Документы предлагалось выдавать под расписку и запрещать их вынос, а уничтожать черновики предписывалось «в присутствии руководителя и с записью в журнале учета». Наконец, предлагалось «располагать документы на рабочем столе так, чтобы исключить возможность ознакомления с ним других лиц, в том числе и допущенных к подобного рода работам, но не имеющих к ним прямого отношения»... Не хватало разве что плакатов «Враг не дремлет» и «Болтун - находка для шпиона».
Невольно возникал вопрос: что это - ракетная база стратегического назначения? Отдел учета российских резидентов на Западе? Центр по разработке новейшего оружия? Или учреждение, которое должно продавать городские здания и акции городских предприятий?
Продавали, впрочем, так, что становилось понятно, почему методика расчета цен оказалась строго засекреченной. В частности, именно в бытность Кулешовой директором Фонда имущества произошла известная история с продажей всего лишь за миллион долларов принадлежавших городу 40% акций ЗАО «Европа-Отель». Что вызвало появление на свет двух вполне обоснованных гипотез: либо чиновники ничего не понимают в реальной стоимости городского имущества, либо энная часть платы за акции «Европы» пошла вовсе не в городской бюджет...
Говорят, Людмилу Кулешову давно хотели убрать из фонда, но она категорически отказывалась уходить, пока ей не обещали место в Уставном суде. Но не слишком ли велики отступные? Ведь от тех решений, который принимает Уставный суд, оценивающий законность действий городской власти, зависит очень многое...

Б. В.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close