А судьи кто?

28 июня 2004 10:00

Послезавтра Законодательное собрание будет рассматривать кандидатуру на вакантную должность судьи Уставного суда. Кандидатурой этой является Людмила Кулешова, представленная губернатором Валентиной Матвиенко. Вакансия в Уставном суде открылась после того, как Людмилу Ескину лишили должности из-за «квартирного вопроса». Квалификационная коллегия сочла ее действия несовместимыми со статусом судьи. Кто же теперь предлагается взамен?



Людмила Кулешова начинала судебным исполнителем, в 1973 году закончила в Хабаровске Всесоюзный заочный юридический институт и много лет работала в прокуратуре. Была инспектором Ленинградского комитета народного контроля, юрисконсультом юридического отдела Ленгорисполкома, затем возглавляла правовую фирму «Оферта», а в 1999 году заняла должность начальника Управления юстиции Санкт-Петербурга.
Осенью 2000 года были объединены управления юстиции города и области, и начальником решено было поставить экс-прокурора Петербурга Владимира Еременко. Кулешовой же предложили два варианта: стать судьей Уставного суда, который тогда впервые формировался, или директором Фонда имущества, каковым она и стала в сентябре 2000 года.
В этой должности Людмила Васильевна отличилась неоднократно. За первые полтора года она сменила пятерых заместителей, трех главных бухгалтеров и начальников практически всех подразделений. Отовсюду изъяли ксероксы, оставив один - под строгим контролем и с записью копируемого в журнале, прошитом суровой ниткой. Всех сотрудников фонда, кроме начальства, отключили от интернета. А потом г-жа Кулешова одобрила весьма любопытное «Положение о защите коммерческой тайны в Фонде имущества».
К охраняемым были отнесены сведения о кадрах и структуре фонда, о распределении функций между его подразделениями, нормативно-правовые документы, планы продаж объектов на торгах, сведения о состоянии рынка недвижимости и о методике расчета цен на объекты недвижимости... Для того чтобы эти сведения не «утекли», предлагалось допускать к работе с документами только лиц, «подписавших соответствующее обязательство и обладающих необходимыми нравственными качествами, гарантирующими сохранность сведений». Документы предлагалось выдавать под расписку и запрещать их вынос, а уничтожать черновики предписывалось «в присутствии руководителя и с записью в журнале учета». Наконец, предлагалось «располагать документы на рабочем столе так, чтобы исключить возможность ознакомления с ним других лиц, в том числе и допущенных к подобного рода работам, но не имеющих к ним прямого отношения»... Не хватало разве что плакатов «Враг не дремлет» и «Болтун - находка для шпиона».
Невольно возникал вопрос: что это - ракетная база стратегического назначения? Отдел учета российских резидентов на Западе? Центр по разработке новейшего оружия? Или учреждение, которое должно продавать городские здания и акции городских предприятий?
Продавали, впрочем, так, что становилось понятно, почему методика расчета цен оказалась строго засекреченной. В частности, именно в бытность Кулешовой директором Фонда имущества произошла известная история с продажей всего лишь за миллион долларов принадлежавших городу 40% акций ЗАО «Европа-Отель». Что вызвало появление на свет двух вполне обоснованных гипотез: либо чиновники ничего не понимают в реальной стоимости городского имущества, либо энная часть платы за акции «Европы» пошла вовсе не в городской бюджет...
Говорят, Людмилу Кулешову давно хотели убрать из фонда, но она категорически отказывалась уходить, пока ей не обещали место в Уставном суде. Но не слишком ли велики отступные? Ведь от тех решений, который принимает Уставный суд, оценивающий законность действий городской власти, зависит очень многое...

Б. В.