Портянки хэви-метал

28 июня 2004 10:00

«Да я вообще слово «таллий» первый раз тут услышал!.. - Костя делает круглые глаза. - И не видел его в жизни... Откуда мне знать?..»




...От Финляндского вокзала вдоль по Боткинской, немного в глубь двора. Кафедра военно-полевой терапии Военно-медицинской академии, первый этаж, реанимационное отделение. Здесь уже две недели лежат пятеро ребят с Дальнего Востока. Это самые тяжелые пациенты из тех солдат-срочников ВВС, что в конце мая отравились безобидным с виду порошком, содержащим азотнокислый таллий.
Впрочем, «конец мая» - срок условный. Когда заболел первый пострадавший - медики точно установить не смогли. Группа сотрудников ВМА вылетела в Хабаровск для консультации 4 июня; сначала пытались оказывать помощь на месте, но потом поняли, что положение критическое, и забили тревогу.
Напомним, 11 июня 26 отравившихся парней доставили в Пулково спецрейсом (всего их было 27, но одного пришлось оставить в хабаровском госпитале - врачи посчитали, что он не вынесет дороги). 14 человек попали на кафедру гематологии и клинической иммунологии ВМА, остальные - наиболее сложный контингент - на военно-полевую терапию. Пятеро из них на тот момент находились в тяжелом состоянии, трое - в крайне тяжелом (попросту говоря, одной ногой в могиле). Спасти, к счастью, удалось всех.
- Отравление, о котором идет речь, относится к редким, - говорит замначальника кафедры военно-полевой терапии профессор Александр Власенко. - Даже в специальной литературе данных по этой теме очень мало. А уж такого массового случая вообще не припомнить...
Видимо, поэтому слухов и домыслов вокруг «таллиевой эпидемии» - пруд пруди. Эскулапы уже устали опровергать недостоверную информацию, в избытке появляющуюся в интернете. Например, вопреки сообщениям некоторых новостных лет, ни грипп, ни пневмонию интоксикация солями таллия не напоминает. Нет ничего общего и с радиационным облучением. Попадая в организм, таллий в первую очередь вызывает сильные, доходящие до судорог, боли в конечностях, которые не снимаются никакими обезболивающими, - это и есть основной симптом отравления.
- Во-во, именно так и было, - рассказывает 20-летний Костя из Уссурийска. - Я две недели ходил в тапочках, сапоги не мог надеть, так болели ступни... В санчасть зайду - мне градусник поставят - температура нормальная. Говорят, ничего, само пройдет...
Константин оказался одним из «таллиевых» пионеров. На его жалобы просто не обращали внимания. Наверное, думали - косит рядовой. Его сослуживцам по батальону аэродромного технического обеспечения, 20-летнему Денису из Барнаула и 19-летнему Сереже из Волгоградской области, в определенном смысле повезло больше: к тому времени, когда хворь настигла и их, с аналогичными признаками слегло человек 10 - 15. Тогда медики уже сориентировались, поэтому меры приняли быстро.
Впрочем, о «везении» можно говорить с огромной натяжкой. У Дениса анализ показал самое высокое среди всех отравившихся содержание таллия в крови: 3377 условных единиц (у его товарищей по реанимации - в два с половиной раза меньше). Между прочим, широко растиражированная информация о том, что это якобы «в 300-1000 раз выше предельно допустимого уровня», как объясняют доктора, тоже в корне не верна. «А во сколько на самом деле?» - «???» Такого понятия, как «норма» или «ПДК таллия в крови», не существует вовсе...
Ребятам проводят интенсивную искусственную очистку крови - гемодиафильтрацию, экстракорпоральную гемосорбцию. Сегодня, по прошествии двух недель, запредельные цифры удалось снизить в сотни раз. Но до нуля, конечно, еще далеко. Денис - тот до сих пор еле передвигается. Кстати, на днях к нему прилетели папа с мамой. Родителей пациента поселили в общежитии академии (хотя бы на гостинице сэкономят - а на билеты до Питера деньги пришлось занимать).
Судьба мальчишек пока туманна. Если Сергею осталось служить год, то Денису и Косте - всего по пять месяцев. Минимум месяц им предстоит еще пробыть на больничной койке. Заставят ли рядовых выполнять свой долг перед родиной до конца? Отправят ли на тот же злополучный аэродром, где чуть ли не на взлетной полосе валяются коробочки с ядом?.. Когда спрашиваешь - как же такое могло случиться, ребята пожимают плечами и, словно по команде, несут одну и ту же чушь: мол, знать не знаем никакого порошка и даже не представляем, как он выглядит... Боятся, что их накажут? Выполняют чье-то указание?.. Что характерно, все употребляют термин «заразился» - как будто речь идет об инфекции. Врачи от вопросов о возможных путях отравления тоже тщательно уклоняются: дескать, это не наша епархия, наше дело - лечить. Единственно, версию о «ядовитых портянках» (которые якобы вместо талька присыпались порошком тяжелого металла - «от пота») вряд ли стоит иметь в виду, поскольку чрескожное отравление таллием практически нереально. Едва ли и кто-то из пострадавших принимал токсичную смесь внутрь - ни тошноты, ни рвоты, которые бы при этом неизбежно возникли, у них не отмечалось.
Методом исключения можно предположить, что таллий все-таки использовался как наркотик - его курили или нюхали. Хотя солдаты стоят насмерть: «не было ничего такого!»... Очевидно, разберется в этом только следствие. Уголовное дело открыто, но к пострадавшим до сих пор никто из правоохранительных органов не приезжал.

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
фото Александра РУДЕНСКОГО