Дело старовойтовой. киллер выходит из тени

1 июля 2004 10:00

Автором сенсации в процессе судебных слушаний по делу об убийстве Галины Старовойтовой, как и ожидалось, стал ее помощник Руслан Линьков. Признанный по делу потерпевшим, сам тяжело раненый, спустя пять с половиной лет он узнал в одном из сидящих на скамье подсудимых киллера.




- Из сидящих на скамье подсудимых мне никто не знаком, кроме Виталия Акишина, - я видел его в парадной дома Галины Васильевны, когда ее убивали, я хорошо рассмотрел его лицо в свете вспышек выстрелов, - заявил он на заседании 29 июня.
По словам Линькова, хотя опознание им на следствии Акишина и других обвиняемых и не производилось, тем не менее еще на предварительных судебных слушаниях в конце прошлого года, едва войдя в зал и встретившись глазами с Акишиным, помощник Галины Старовойтовой узнал киллера и понял, что и тот его узнал. Правда, заявил Линьков об этом только теперь. Акишин в ответ на это обвинил Линькова во лжи, заявив, что тот его оговаривает...
Руслан Линьков был знаком с Галиной Старовойтовой с конца 80-х годов, оказавшись вместе с ней в набиравшем силу демократическом движении. Вначале он стал пресс-секретарем Галины Васильевны, а после ее избрания в Верховный совет России еще и ее официальным помощником как депутата. И оставался им до самой ее гибели 20 ноября 1998 года.
На суде Линьков заявил, что за активную политическую деятельность Галину Старовойтову многие ненавидели. Назвал и имена «ненавистников»: Альберт Макашов, депутаты фракции ЛДПР от Петербурга Вячеслав Шевченко и Михаил Глущенко, Геннадий Селезнев, который был в то время спикером Государственной Думы. По словам Руслана Линькова, особое обострение отношений с оппонентами у Старовойтовой произошло как раз летом и осенью 1998 года. Причем разногласия носили не только теоретический характер - Старовойтову беспокоило усиление проявлений фашистских и коммунистических сил, - но и вполне практический: лидер «Демократической России» считала, что, используя либерал-демократов и коммунистов, во власть пытается проникнуть откровенный криминал, захвативший власть в Петербурге.
Именно необходимостью противостоять проникновению криминала в городскую законодательную власть Линьков объяснил создание Галиной Старовойтовой избирательного блока «Северная столица» на выборах в Законодательное собрание 1998 года.
Противоречия же с Селезневым касались не только чисто политических дел - по словам Линькова, именно спикер Госдумы лоббировал принятие закона о взыскании акцизов с изготовителей пива и слабоалкогольной продукции, поскольку акцизные марки предстояло печатать двум аффилированным к самому Селезневу предприятиям: «Гознаку» и «Спецзнаку», чей оборот в этом случае достиг бы миллиарда долларов в год. Часть его, по мнению Старовойтовой, пошла бы на финансирование КПРФ. В то же время к Старовойтовой, как к депутату от Петербурга, обратились руководители заводов «Браво интернэшнл» и «Балтики» с просьбой выступить против акцизов на слабоалкогольные напитки, поскольку, в случае начала их сборов, пришлось бы увольнять рабочих и сокращать производство. Старовойтовой удалось добиться отмены уже практически принятого решения. Пивоваров от акцизов освободили. Об этом же эпизоде вспоминал, кстати, в своих показаниях и муж Галины Старовойтовой профессор Андрей Волков, также бывший помощником своей супруги-депутата на общественных началах. Кстати, Волков был более информативен в рассказах о петербургских друзьях своей покойной супруги. По его словам, Галина Старовойтова была хорошо знакома и с Владимиром Путиным в его бытность петербургским вице-мэром, и с предпринимателем Михаилом Мирилашвили, и с хозяевами «Браво интернэшнл». Правда, и Линьков, и Волков категорически отрицали какую-либо коммерческую составляющую в деятельности Галины Старовойтовой.
Оба они отрицали и возможность, что Старовойтова в день убийства могла везти с собой какие-либо крупные денежные суммы на политическую кампанию «Северной столицы»: во-первых, Старовойтова была все же не курьером, а во-вторых, денег на «защиту демократии в Петербурге» собрать ей так и не удалось. Правда, в мотивах убийства Галины Васильевны Линьков и Волков существенно разошлись. Если вдовец считает, что его жену убили из-за денег (не конкретизируя, каких именно), то Руслан Линьков убежден, что мотив убийства «исключительно политический».
Как уверял Линьков, предпоследний приезд Старовойтовой в Петербург 14 ноября 2002 года был отмечен странными обстоятельствами. В тот день он также провожал Галину Васильевну до дверей ее квартиры на набережной канала Грибоедова. Когда они подошли к дверям, то заметили, что чуть выше по лестнице стоит подозрительная троица: женщина с большой сумкой и двое мужчин. Увидев Старовойтову, троица стала спускаться вниз. По словам Линькова, почувствовав некую угрозу, он загородил собой депутата, и троица прошла мимо.
Само же убийство, по воспоминаниям Линькова, выглядело следующим образом. Войдя в подъезд, они стали подниматься по лестнице, беседуя между собой. На полдороге к площадке второго этажа Линьков услышал не очень громкий хлопок. Обернувшись на звук, он увидел выше по лестнице двоих: по его словам, один был Акишин, а второй выглядел как женщина - с темными волосами до плеч и в женском пальто, оба держали в руках какое-то огнестрельное оружие. Он бросился к ним навстречу, но, получив две пули, потерял сознание. Когда очнулся, подъезд был пуст, Галина Старовойтова была мертва, а сам он воспринимал окружающее словно через туман. Линьков позвонил со своего мобильного телефона по «02», затем главному редактору питерского отделения информагентства «Интерфакс» Ольге Крупенье, а затем стал стучать в квартиру соседа Галины Васильевны, Андреева...
В суде также поднимался вопрос о том, были ли на месте событий какие-либо телевизионные группы, на что Линьков заявил, что если имеется в виду Борисоглебский, то его там не было. Откуда в распоряжении Борисоглебского появились кадры съемок подъезда с убитой Галиной Старовойтовой, Линьков может только гадать - например, их мог продать кто-то из правоохранительных органов, кто вел видеосъемку места преступления. Линьков напомнил, что им и сестрой убитой Ольгой Старовойтовой был выигран иск к Борисоглебскому и «Комсомольской правде в Петербурге», разместившей у себя на страницах его интервью, где озвучивается версия о крупных денежных суммах, перевозимых Старовойтовой, и ее «коммерческой деятельности». (Правда, несмотря на решение суда, опровержения в «Комсомолке» так и не появилось.) По словам Линькова, Борисоглебский якобы сделал свои клеветнические заявления не сам по себе, а по просьбе Александра Невзорова, которому не мог отказать...

Александр САМОЙЛОВ
фото ИНТЕРПРЕСС



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close