Заказчик назван?

8 июля 2004 10:00

Ударную дозу сенсаций преподнес в последние дни процесс по делу об убийстве Галины Старовойтовой. ФСБ рапортует об аресте еще одного подозреваемого, помощник Старовойтовой Руслан Линьков уверенно узнает в сидящем на скамье подсудимых одного из двух киллеров, подсудимый Алексей Воронин красочно расписывает роли своих подельников в убийстве и даже называет сумму, которая была затрачена на подготовку операции - десять тысяч долларов. И наконец, один из главных свидетелей обвинения называет имя предполагаемого заказчика - экс-депутата Госдумы от ЛДПР Михаила Глущенко...




Старший брат одного из подсудимых Игоря Лелявина - Вячеслав, до того проходивший по делу в качестве свидетеля, 1 июля был вызван на допрос в следственную часть питерского УФСБ, где и был задержан. Теперь уже в качестве подозреваемого - в незаконном прослушивании телефонных переговоров и совершении террористического акта. Похоже, что именно показания Воронина дали следствию необходимые аргументы против Вячеслава Лелявина. На следующий день Дзержинский федеральный суд Петербурга санкционировал арест старшего Лелявина и определил того на постой в следственный изолятор УФСБ - в компанию остальных подсудимых: Игоря Лелявина, Юрия Колчина, Игоря Краснова, Виталия Акишина, Юрия Ионова и Алексея Воронина.
Правда, скамью подсудимых в этом процессе Лелявин-старший с ними не разделит - их дело выделено в отдельное производство, расследование же убийства Галины Старовойтовой продолжается - следствие не теряет надежды установить имя заказчика и задержать тех, кто еще в бегах: Сергея Мусина, Павла Стехновского, Олега Федосова, Евгения Богданова и еще нескольких фигурантов.
Алексей Воронин в течение двух дней откровенно рассказывал о том, как происходила подготовка к убийству Галины Старовойтовой. Самого его, по собственному признанию, использовали «втемную», уверив, что все, что он делает, пойдет для сбора компромата на Старовойтову, которую, по словам Воронина, Колчин не раз называл «представителем жидомасонства».
Не обошлось и без вопроса к Воронину о связях Юрия Колчина с небезызвестным депутатом Государственной Думы от фракции ЛДПР Михаилом Глущенко, чье имя уже неоднократно звучало в процессе. Воронин заявил, что знакомы между собой Глущенко и Колчин были, причем Глущенко был как бы «начальником» Колчина, однако ничего более конкретного сказать так и не смог.
Слежка за Галиной Старовойтовой, по словам Воронина, началась примерно с июля 1998 года. В сентябре-октябре Воронину показали видеозапись набережной канала Грибоедова, дом Галины Старовойтовой и ее подъезд - там ему предстояло установить жучок для прослушивания (Воронина предварительно натаскал в технических тонкостях специалист). Прослушка крепилась на телефонную линию и дистанционно передавала сигнал на спрятанный на чердаке приемник с диктофоном. На случай обнаружения Воронину велели придерживаться легенды, выдав себя за журналиста или за баркашовца, который собирает компромат на Старовойтову.
Чуть позже Воронин по указанию Колчина пытался поставить жучок и на телефонную линию в штабе предвыборного блока «Северная Столица» на улице Лени Голикова, но не вышло. Из офиса вышел один из сотрудников, и Воронин предпочел за лучшее ретироваться.
Участвовал Воронин и в оборудовании наблюдательного пункта на чердаке напротив дома Галины Васильевны (которые разделял лишь канал Грибоедова). Причем оборудованное на чердаке лежбище одинаково подходило как для ведения тайной видеосъемки, так и для позиции снайпера. А Колчин и его люди, по словам того же Воронина, в это время нередко отправлялись на военные полигоны или в тиры потренироваться в стрельбе. Назывались два адреса - танковый полигон в районе Сертолова и тир неподалеку от Петергофа. Там бойцы охранного предприятия «Святой благоверный князь Александр Невский» (ими являются почти все, кто связан с этим делом) осваивали премудрости стрельбы из автомата Калашникова, пистолета, пулемета, снайперской винтовки и даже гранатомета...
Рассказывая про трагический вечер 20 ноября 1998 года и событиях, ему предшествовавших, Алексей Воронин сообщил, что на квартире, которую они снимали в Адмиралтейском районе, он стал свидетелем, как готовились к предстоящей операции Олег Федосов и Виталий Акишин. Они меняли свою внешность: Федосов наносил на лицо макияж, а Акишин примерял накладную бороду. Ему самому велено было загодя подъехать к дому Старовойтовой и снять прослушку, уничтожив какие-либо следы вмешательства в чужие телефонные линии. А затем ехать на другую квартиру, которую снимали Колчин и его люди на противоположном краю города.
Только там, по словам Воронина, он узнал из телевизионных новостей, что в том самом доме, где он оперировал с жучками, убита депутат Госдумы Галина Старовойтова и тяжело ранен ее помощник Руслан Линьков. И ужаснулся, поняв, что серьезно влип.
Через какое-то время на ту же квартиру подъехали остальные. Воронину, по его словам, из чувства страха пришлось участвовать в уничтожении одежды, которая была на Федосове и Акишине, - они разорвали ее на мелкие клочки и выбросили на ближайшей помойке.
Вскоре ему передали 500 рублей «премии», посоветовав обо всем молчать. Он не стал задерживаться в Петербурге и перебрался жить в Ленинградскую область, постаравшись оборвать прежние связи. Лишь осенью 2002 года он попал в поле зрения следственной группы. Вначале как свидетель, но на первом же допросе он стал давать признательные показания и тут же перешел в разряд обвиняемых. Показаний своих он впоследствии не изменил. Хотя, по его утверждениям, испытывал давление со стороны подельников, которые якобы то запугивали его, то давили на жалость, то сулили золотые горы.
И еще одна пикантная деталь. Когда адвокат потерпевших поинтересовался, сколько же могла стоить организация убийства, Воронин уверенно ответил: десять тысяч долларов - именно такую сумму якобы выложил из своего кармана Юрий Колчин. Всего-то...
А на вчерашнем судебном заседании разразилась очередная сенсация. Один из главных свидетелей обвинения (фамилия которого не называется в целях его безопасности) назвал имя предполагаемого заказчика преступления - все того же Михаила Глущенко. Свидетелю, по его словам, поручили следить за домом Старовойтовой, что он и делал почти три месяца (слежку сняли лишь за два дня до убийства). Кроме того, он участвовал в выборе места на чердаках близлежащих домов, откуда не только можно было вести слежку, но и мог бы «работать» снайпер. Впрочем, по словам свидетеля, он был уверен, что все это делается для того, чтобы всего лишь оказать давление на Старовойтову. Кто мог быть заинтересован в том, чтобы давить на депутата Госдумы? Другой депутат - Глущенко. По словам свидетеля, Глущенко был непосредственно связан с Колчиным. Колчин и распорядился об установлении слежки (хотя сам свидетель получал приказы не от него, а от другого члена коллектива - находящегося ныне в розыске Сергея Мусина), а вот заказ Колчину поступил якобы от Глущенко.

Александр САМОЙЛОВ
фото ИНТЕРПРЕСС