Любовь к кофейной гуще

15 июля 2004 10:00

Сможет ли бегущая строка новостей за один день опоясать земной экватор? Без риска ошибиться можно сказать, что для этого не понадобятся все новости, передаваемые агентствами планеты, - достаточно будет только новостей политических. Мир обречен каждый час передавать репортаж о себе - это, если угодно, и есть кратчайшая формула четвертой власти. Даже если бы все человечество (за исключением ньюсмейкеров) на целые сутки погрузилось в беспробудный сон, на следующий день газеты все равно выйдут как ни в чем не бывало: им нашлось бы о чем рассказать. Слова Авраама, сказанные Исааку: «Господь усмотрит себе агнца для всесожжения», теперь звучали бы на новый лад: «Всевидящие усмотрят себе новость для публикации». И безграничность веры не была бы нисколько поколеблена.




Многие современные философы, от Маршалла МакЛюэна до Бодрийара, пытались разобраться в сути этого феномена, однако именно его суть остается мистической, несмотря на достаточно подробный анализ того, как устроена диктатура mass media. К примеру, в диктатуре, как и вообще во всякой власти, есть властвующие - и есть те, кем распоряжаются, то есть, применяя марксистскую терминологию, правящие и угнетенные классы. В отношении четвертой власти такое распределение далеко не очевидно, ибо буквально все, от политиков высшего эшелона до самых бесправных мира сего, склонны считать себя жертвами, пострадавшими от этой свирепой диктатуры. Любопытно, что едва ли не в первую очередь таковыми считают себя и сами журналисты. Остается без ответа резонный вопрос: а кто, собственно говоря, в выигрыше? Или все вынуждены так или иначе платить дань этой загадочной власти без субъекта?
Как известно, все иррациональное в социальной сфере в условиях России становится иррациональным вдвойне. Не исключение и деятельность пресловутых СМИ. Речь идет уже не только об общих принципах рубрикации мира, в соответствии с которыми событием считается лишь то, о чем сообщили агентства, а все остальное гораздо ближе к небытию, чем к бытию. Обращает на себя внимание явная мистичность «содержательных» аспектов публикуемого - разного рода обзоров, комментариев и особенно экспертных оценок.
К примеру, происходит (или всего лишь ожидается) какая-нибудь перестановка в коридорах власти. И сразу в бой бросается вся королевская рать: разного рода советники, координаторы, сопредседатели, эксперты, распорядители, причем каждый из них возглавляет или представляет какие-нибудь «Рога и копыта». Имя им легион, а точнее говоря, имя им политологи. Не щадя газетно-журнальных страниц и эфирного времени, они начинают наперебой рассказывать, кто стоит за той или иной фигурой, какая группировка усиливается и на сколько процентов, какая ослабевает, а какая окончательно выходит в тираж. Каждый опирается на данные из осведомленных источников и на собственные «аналитические выкладки» (произведенные, само собой, в своих «Рогах и копытах»), дающие, видимо, право претендовать на эксклюзивные гонорары и безграничное внимание аудитории.
  Все это уже само по себе вызывает умиление, но после очередного попадания пальцем в небо - взять, к примеру, случай с назначением Фрадкова - вдумчивый читатель начинает испытывать прямо-таки восхищение, наслаждаясь мистикой происходящего. Несколько менее вдумчивый читатель тоже может получить удовольствие - хотя бы от того, как здорово кинул политологов наш президент...
Вспоминается пародия на информационное сообщение газеты «Правда», относящаяся к временам благополучного застоя: «Состоялся пленум энского обкома КПСС. Пленум освободил от обязанностей первого секретаря обкома товарища Шилова И. О. и избрал первым секретарем товарища Мылова У. О.»
Несмотря на лаконичность, текст пародии демонстрирует неплохие аналитические способности тогдашних народных политологов. С тех пор, однако, эти навыки получили необычайное развитие. Теперь замена Шилова на Мылова исследуется со всей возможной тщательностью и на долгое время предлагается в качестве подходящей пищи для ума. Когда же тема все-таки иссякает, политологи переключаются на поиски глубинных смыслов готовящейся замены Хренова на Редькина - и уж здесь их компетентность и эрудиция предстают во всем блеске.
В одном из диалогов Платона Сократ задает вопрос: «Скажи мне, Протарх, кораблестроение, по-твоему, возникает для кораблей или же корабли для кораблестроения?» Ввиду очевидности ответа собеседники сразу же переходят к дальнейшим рассуждениям. Но нам, пожалуй, следует задержаться на этом вопросе, ибо вся деятельность mass media и в особенности опыт «кремлевских аналитиков» делают ответ далеко не столь очевидным. Если под кораблестроением понимать жанр политического комментария, можно предположить, что шквал и цунами то и дело сменяют друг друга. Между тем вокруг кораблей сплошной штиль, который, впрочем, не мешает им периодически тонуть на ровном месте.
Это удивительное явление российской политической жизни наталкивает на несколько соображений. Во-первых, вырисовывается упорно, столетиями повторяющаяся картина бессмысленного заимствования вершков без корешков. Таким же примерно образом Петр I заимствовал в Европе газету («Санкт-Петербургские ведомости»), которая и выходила как положено, не имея первые лет десять ни единого добровольного читателя... Или взять совсем уж недавнюю историю с биржами, которых в Москве одно время возникло больше, чем было во всей Европе. Увы, брокерам и маклерам недолго удалось продержаться на плаву, вскоре подавляющему большинству из них пришлось переквалифицироваться в управдомы (то бишь в риелторы). Но похоже, что политологи так легко не сдадут своих позиций. Созданное ими кораблестроение без кораблей удалось внедрить в общественное сознание как паразитарную потребность. Работая коридорными в коридорах власти, «кремлевские аналитики» и их губернские подражатели монополизировали сферу политической астрологии и ревниво оберегают чистоту своих рядов. Исследователь, пренебрегающий тайнами виртуального кораблестроения, не вызывает у них ничего, кроме презрения.
Тут можно вспомнить гадателей древнего Междуречья. Их многочисленная корпорация, в свою очередь, подразделялась на замкнутые профессиональные группы, специализировавшиеся на хиромантии, авгуромантии (гадание по полетам птиц), гаруспиции (гадание по внутренностям жертвенных животных) и т. п. Получить «лицензию» было непросто, требовались годы обучения - не то что нынешнее племя. И если по точности прогноза результаты еще можно считать сопоставимыми, то во всем остальном сравнение не в пользу сегодняшних наследников древнего ремесла. Вкус, чувство меры, внимание к психологии потребителя, похоже, неведомы коридорным - их продукция и без этого находит рынок сбыта.
Следующее соображение касается как раз рынка сбыта. Вот, скажем, народные избранники и вообще «политики». В современной путинской России о них, казалось бы, можно сказать одно: мелким кораблям - мелкое плавание (к примеру, в проруби). Но благодаря виртуальному кораблестроению они даже в собственных глазах выглядят как настоящие. Разделяют, понимаешь ли, определенную политическую платформу, олицетворяют партию власти (хотя как раз лица в этой партии разглядеть труднее всего) и выступают в роли компетентных источников. А ведь приятно, черт возьми, ни с того ни с сего прослыть компетентным! Так что, несмотря на отдельные недоразумения и обиды, аналитики в целом отрабатывают свой хлеб пред лицом власти.
Что же касается подданных империи mass media (собственно говоря, избирателей), - и они поддаются этому гипнозу. Вроде бы Шилов - он и есть Шилов, разве что очень на Мылова похож. Но не тут-то было: оказывается, он имеет взгляды, занимает позицию (скажем, «левее центра»). А главное, «позиции и взгляды» простого как три копейки господина Мылова подробно обсуждаются на страницах газет, журналов, да и в телеэфире занимают едва ли не больше времени, чем мыльные оперы. От такой мистики поневоле впадаешь в транс, который кораблестроители называют «электоральными предпочтениями».
В результате Алиса никак не может выбраться из Страны чудес, не может избавиться от наваждения. Давно пора бы уже заявить этим примелькавшимся персонам: да вы просто старая, глупая колода карт - и очнуться. Когда-нибудь, конечно, так и случится, но ясно, что гадатели на кофейной гуще будут оттягивать этот момент до последнего.

Александр СЕКАЦКИЙ