Последний герой бандитского спецназа

18 февраля 2002 10:00

В минувшую пятницу телеэкраны облетела сенсация: из Праги в Петербург этапируют Юрия Бирюченко и Виктора Кудряшова - членов преступной группировки, занимавшейся заказными убийствами. Киллеры могут быть причастны к самым громким преступлениям, совершенным в городе на Неве, в том числе к убийству Галины Старовойтовой. Якобы именно Бирюченко как раз и стрелял в Старовойтову в ноябре 1998 года, а Кудряшов, переодетый женщиной, был на подстраховке... В субботу у меня состоялась встреча с людьми, которые, как пишут в таких случаях, «пожелали остаться неизвестными». Почему? Думаю, это станет понятно из характера обсуждаемых нами сведений. Кое-что из того, о чем я услышал в течение этой двухчасовой беседы, так или иначе уже мелькало в прессе. А многое довелось слышать впервые. При этом мои собеседники были крайне убедительны, подкрепляя свои слова документами и такими подробностями, которые могут быть известны лишь узкому кругу профессионалов. И в процессе беседы стало ясно: главная сенсация предстоящих событий - даже не в причастности бандитов, выданных российскому правосудию, к убийству женщины-депутата. А в том, что все это, как ни странно, может остаться совершенно безнаказанным. Через месяц-другой киллеры могут оказаться на свободе. Как уже случилось в начале декабря прошлого года, когда из «Крестов» вышли 11 членов преступной группировки Владимира Борисова - соратника и «делового партнера» Юрия Бирюченко. В прессе их окрестили Прапорщиком и Танкистом, поскольку тот и другой - люди в прошлом военные, да и их «братва» в основном тоже: бывшие разведчики, спецназовцы, эфэсбэшники, за что и к уголовному делу приклеилось зловещее название «дело спецназовцев». Так вот, это дело в отношении бандитов, за которыми тянется кровавый шлейф вымогательств и убийств, трещит по всем швам. И оперативники трех ведомств - уголовного розыска, управления по борьбе с организованной преступностью и ФСБ, - которые несколько лет разрабатывали это дело, не могут ничего понять: то ли это элементарное головотяпство их руководства, то ли щедро оплаченный подкуп, когда деньги перевешивают аргументы правосудия. Они хватаются за голову и, скрепя сердце, обращаются к журналистам. Чтобы прокричать: этого не может быть!





Шок
«Новая газета» уже писала в свое время о том, что 4 декабря прошлого года 11 обвиняемых по громкому «делу банды Борисова» с подачи горпрокуратуры были освобождены из-под стражи под подписку о невыезде.
Это был шок не только для работников правоохранительных органов, но и для самих освобожденных. Ведь летом прошлого года, когда дело группировки Борисова поступило в горсуд, о нем писали как чуть ли не об одном из самых заметных процессов нашего времени над организованной преступностью. В деле фигурировали самые грозные статьи Уголовного кодекса. Подсудимым вменялись в вину организация преступного сообщества, бандитизм, вымогательства, похищения людей, заказные убийства.
Идейным вдохновителем преступной группировки назывался Владимир Борисов, менеджер ООО «Петровский автоцентр», учредитель и руководитель ряда охранных фирм, в частности «Форпост» и «Фалкон» (якобы обеспечивавших «крышу» почти 60 предприятиям). Из-за чего само уголовное дело называли «делом «Фалкона».
Еще его называли «делом спецназовцев»: ведь большинство «братвы», как и сам Борисов (бывший прапорщик), имело отношение к армии и спецслужбам. Да и сама банда была организована как хорошо законспирированная спецслужба со строгой иерархией, спецоборудованием, отработкой практических навыков шифровки, слежения, ведения боя. Была якобы и своя группа «чистильщиков» - профессиональных киллеров, за плечами у которых горы трупов.
Так вот. До вынесения приговора не дошло. В октябре дело передали на доследование. После этого прокуратура Петербурга ходатайствовала перед Генпрокуратурой о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей, но потом неожиданно ходатайство отозвала. Сроки кончились, и 4 декабря обвиняемые вышли под подписку о невыезде. По мнению оперативников, это перечеркнуло их многолетние усилия по кропотливому сбору доказательств. Теперь обвиняемые предпримут все усилия для того, чтобы замести следы и скрыться... Но чтобы глубже понять суть происходящего, вернемся к истории десятилетней давности.

Прапорщик
Все начиналось в далеком 1992 году с создания охранного предприятия «Форпост», где у руля стояли бывшие работники МВД и ФСБ. Возглавляли его бывший прапорщик Владимир Борисов и тренер по восточным единоборствам Сергей Кустов. Довольно скоро стало ясно, что легальный бизнес желаемых результатов не дает. По этой причине в 94-м году они сблизились с Александром Анисимовым по кличке Акула (по другой версии Борисов познакомился с Акулой раньше, тот «наехал» на прапорщика при его попытке организовать свое дело и подмял его под себя). Так или иначе, Акула, известный в городе как человек Малышева, был полезен Борисову тем, что помогал ему «решать вопросы» с бандитами, которые напрочь отказывались вести деловые переговоры с бывшими работниками правоохранительных органов, собравшимися в «Форпосте» (впоследствии - «Фалконе»).
Но, как это нередко случается в делах, тем более в делах с криминальным оттенком, камнем преткновения у партнеров оказался дележ барыша и вопрос о том, кто под кем ходит. Где-то в 1996-м Акула начал диктовать условия, что подтолкнуло Борисова к мысли создать законспирированную «группу быстрого реагирования», поскольку было ясно, что в случае чего Акула и его люди не остановятся ни перед чем.
В это время в поле зрения Борисова появились бывший танкист Юрий Бирюченко и отставной подполковник ФСБ Владимир Мартышко. Мартышко помогал консультациями по методам ведения наблюдения, скрытного прослушивания и прочим таинствам секретной службы. Бирюченко, который начал службу у Борисова с простого бойца охраны, быстро стал одним из самых близких людей прапорщика. Бывший танкист занимался «боевой подготовкой» личного состава - занятиями по рукопашному бою, стрельбе (для чего возил «братву» в тир Петербургского гарнизона), вождению автомобиля, методам маскировки и т. п. Словом, готовил своих бойцов, большинство из которых составляли бывшие силовики и военные, включая однополчан, как настоящий спецназ.

Танкист
Личность Юрия Бирюченко заслуживает отдельного разговора. Образцовый курсант, с отличием закончивший Казанское танковое училище (а впоследствии, тоже с отличием, - заочно юридический факультет Санкт-Петербургского университета). Передовой офицер, капитан, командир лучшего боевого подразделения, проходивший службу в Каменке под Выборгом. Кандидат в мастера спорта по боксу и по стрельбе, человек необыкновенно целеустремленный, до фанатичности преданный поставленной цели...
Первый инцидент случился с ним в конце восьмидесятых. Молодой офицер, повздорив с солдатом-второгодком, ударил его, сломав челюсть. Между прочим, это - воинское преступление, предмет разбирательства военной прокуратуры. Но в военной части решили сор из избы не выносить, уголовное дело закрыли, командование взяло передового офицера на поруки. Следующий звонок прозвенел через год. Бирюченко насмерть задавил танком солдата. На этот раз дело закрыть не удалось. Ему дали два года условно за неосторожные действия, которые повлекли за собой тяжелые последствия. Правда, уже через год судимость сняли. Искупил вину службой.
И вот 1992 год. Капитан Бирюченко, заступивший дежурным по части, возмущен выходкой сержанта-дембеля, который не только отказался его слушать, но публично послал куда подальше и, демонстративно отвернувшись, пошел по своим делам. Капитан достал из кобуры табельный пистолет и уложил дембеля выстрелом в затылок.
Здесь, конечно, никакие служебные характеристики уже не помогли. И тем не менее судьба вновь оказалась к Танкисту благосклонна. Непонятно с какой целью проведенная повторно медицинская экспертиза постановила: невменяем (с первого раза Бирюченко был совершенно здоров). По этой причине его освободили от уголовной ответственности, направив на лечение в специальное психиатрическое учреждение в по-своему родной для него город Казань.
Времени Бирюченко не терял. В психушке самостоятельно выучил английский язык, продолжил заочное обучение на юриста. А через два года, полностью «излечившись», вышел не свободу.
Так закалялась сталь характера Танкиста. Чему немало способствовали командование части и военная прокуратура, отчаянно боровшиеся за честь мундира и воспитавшие профессионального киллера, который поверил в собственную безнаказанность.
Впоследствии все те же черты характера Бирюченко проявились и на «гражданке»: несгибаемая воля, стремление к достижению поставленной цели, независимо от средств.
Не случаен, наверное, тот факт, что в 1997 году по приказу Бирюченко был убит его друг Вадим Изморосин, с которым они были знакомы еще со времен учебы в танковом училище, но «конкретно разошлись» по деловым вопросам. Это случилось после того, как Анисимов (Акула) вместе с десятком ближайших сподвижников в 1997 году был арестован по обвинению в организации преступного сообщества. А на воле разгорелась форменная война за оставшееся наследство. У Борисова возник конфликт с его партнером - соучредителем «Петровского автоцентра» Сергеем Тимофеевым и его помощниками - Геннадием Лосем, Игорем Роззувайло и Вадимом Изморосиным. Так вот, по данным, полученным на следствии, когда исполнители убийства - Петров и Травин - по рации доложили Бирюченко, что Изморосин вышел из дома не один, а с женой, спрашивая, что им делать, в ответ они услышали приказ: «Валите обоих».
Со слов знавших Бирюченко людей он не раз говорил: «Свой миллион я все равно возьму, а те, кто станут этому мешать, будут ложиться вдоль дороги».

Артисты
На 1997 - 1998 годы приходится пик «профессиональной активности» борисовских киллеров. По мнению следователей, в бригаду Бирюченко входили семь человек. Все были глубоко законспирированы, для общения через пейджер использовали систему цифровых кодов. Исполняемые ими «заказы» отличались профессионализмом и артистичностью. На ликвидации они ездили бригадой - для подстраховки. А непосредственного исполнителя перед этим возили гримироваться на «Ленфильм». К примеру, Аслан Ибадуллаев, застреливший в августе 1998-го Игоря Роззувайло, был загримирован под бомжа.
Кстати, Ибадуллаев оказался в числе тех, кто вышел на свободу 4 декабря прошлого года. Со слов оперативников, он все не мог поверить неожиданной удаче, ожидая подвоха со стороны следователей... Этот человек вместе со своим двоюродным братом Сугриным, по версии следствия, был штатным киллером-гастролером (оба - казанские ребята). Он состоял на ставке у Борисова, по его распоряжению приезжал «решать вопросы» в северную столицу. По оперативным данным, он нанес сюда около 10 визитов. Раскрытым оказался лишь один эпизод - убийство Роззувайло. А остальные девять?
По этой причине, в частности, оперативники считают, что те четыре убийства, причастность к которым людей Борисова им удалось доказать, - всего лишь надводная часть айсберга. На счету у банды может быть намного больше трупов, в том числе они могли быть причастны и к самым громким убийствам, совершенным в Петербурге в те годы.
Многие их кровавые акции отличались дерзостью и показной жестокостью. Так, первой (из доказанных) жертвой «бандитского спецназа» стал предприниматель Федоров, не выполнивший условий сделки и «подставивший» таким образом партнеров. В августе 1997-го партнеры схватили его у дома на улице Кустодиева. После чего труп предпринимателя обнаружили в воде у плотины Охтинского водохранилища со следами побоев, связанными руками и гирей на шее.
Последним делом «борисовских» стала одновременная ликвидация в августе 1998-го Игоря Роззувайло и Геннадия Лося. В один и тот же день с разницей в полчаса Роззувайло застрелили на Лиговском проспекте, а Лося взорвали в его автомобиле на Свердловской набережной. Впрочем, Лосю повезло: исполнитель заказа поторопился, приведя бомбу в действие слишком рано, когда Лось еще не успел сесть в машину. Так что он остался жив, отделавшись взрывным ранением ног.
Именно Лось и дал показания, на основании которых были задержаны Борисов и Кустов. А дальнейшая работа по делу привела к тому, что в разных местах - Питере, Пскове, Новгороде, Ростове, Нижнем Новгороде, а потом даже в Праге - были задержаны их соратники, всего 16 человек. До сегодняшнего дня дожили не все. Один из них - Константин Куяниченко, который дал признательные показания, а впоследствии под давлением подельников от них отказался, был найден в камере мертвым, по официальной версии смерть наступила от сердечной недостаточности, по неофициальной - от передозировки наркотиков. А из 15 оставшихся в живых 11 вышли на свободу в конце декабря.



Дело
Как это случилось? На это были брошены все силы. Был задействован подкуп и угрозы, давление на свидетелей и общее дирижирование стратегией поведения подследственных. Немало помог этому консультант Борисова по правовым вопросам - широко известный в определенных кругах города адвокат Игорь Луконенко (кстати, в прошлом - сам следователь отдела по расследованию организованной преступной деятельности следственного управления ГУВД, хорошо знакомый со всеми узкими местами следственной работы, сохранивший прежние наработки и профессиональные связи в правоохранительной среде).
Была создана мощная команда защитников, которые работали не покладая рук. Помимо прочего защита распространяла сведения о том, что они «решают вопросы» в кабинетах следствия, местах заключения и судах с помощью денег. Во-первых, этим компрометируется следствие, а во-вторых, правдивость этих утверждений тоже нельзя исключить, хотя за руку никто схвачен не был. Например, со слов оперативников, в следственном изоляторе их «клиентам», в первую очередь самому Борисову, создали эксклюзивные условия содержания. Самое главное - подельники имели возможность общаться, согласуя таким образом свои показания, имели возможность по сотовой связи позвонить на волю, что на корню губило многие замыслы оперативных разработок.
«Борисовские» изощренным способом тянули время, в расчете на то, что сроки следствия закончатся и адвокаты предпримут атаку с целью изменения им меры пресечения: с содержания под стражей на подписку о невыезде. Так в конечном счете и вышло. Впрочем, здесь главная заслуга не адвокатов, но, как это ни странно, городской прокуратуры.
Впрочем, прежде было еще решение городского суда, куда дело поступило летом прошлого года. Не исключено, что определенную роль здесь могла сыграть одна из профессиональных связей адвоката Луконенко. Ведь судья Ольга Граудинь, к которой попало дело, - его давняя знакомая еще со студенческих времен, когда вместе они учились. Впрочем, справедливости ради стоит сказать, что ничего противоправного в этом факте нет. Возможно, сыграло свою роль ведомственное непонимание и взаимные амбиции органов суда и следствия. Но так или иначе, решение горсуда направить дело на доследование сыграло обвиняемым на руку. Сроки содержания их под стражей к тому времени уже фактически закончились, и дополнительное расследование могло означать то, что задержанных придется отпускать под подписку о невыезде.
Правда, этому еще могла помешать горпрокуратура. Она могла направить в Генпрокуратуру протест на решение суда, а в дальнейшем ходатайствовать о продлении сроков содержания под стражей. Так и было сделано. Но... В официальном ответе «Новой газете» прокурор города Иван Сыдорук прокомментировал события так: «Мною было возбуждено в установленном порядке ходатайство о продлении срока содержания под стражей обвиняемых, которое не было удовлетворено. С учетом изложенного и в соответствии с нормами Уголовно-процессуального кодекса было принято решение об изменении обвиняемым меры пресечения».
По неофициальной версии картина была несколько иной. Заместитель прокурора города Борис Салмаксов совершенно неожиданно отозвал ходатайство, так что оно так и не успело дойти до рассмотрения.
Это дало повод в очередной раз усомниться в высоком профессионализме и бескорыстии городской прокуратуры. (Первый скандальный случай, как известно, связан с тем, что Генпрокуратура возбудила прошлой осенью уголовное дело по факту мошенничества. Тогда защита авторитетного бизнесмена Михаила Мирилашвили, который уже больше года находится под следствием в заключении, обвинила прокуратуру во взяточничестве. Якобы сын Бориса Салмаксова вымогал взятку в размере 50 тысяч долларов за содействие в благополучном исходе дела Мирилашвили.) После 4 декабря по городу вновь поползли слухи о возможной взятке. Которой, конечно же, могло и не быть. Все могло быть проще. Ведь тот же Салмаксов завтра может превратиться в обыкновенного пенсионера, совершенно беззащитного перед возможной угрозой со стороны «конкретных пацанов».
Правда, события 4 декабря не прошли для горпрокуратуры бесследно. После этого сам Иван Сыдорук, его заместитель Борис Салмаксов и следователь, ведущий дело, - Вадим Поздняк (он-то за что?) - получили на коллегии Генпрокуратуры, состоявшейся неделю назад, по строгому выговору. Только что это меняет?
По иронии судьбы, на этой коллегии речь шла как раз о главенстве принципа неотвратимости наказания. К несчастью, «дело Борисова» свидетельствует об обратном.

Финал
В этом деле масса юридических казусов. После того как бандиты оказались на свободе, там же могут оказаться их главари - Борисов и Кустов. Не исключено, что так произойдет и с Бирюченко и Кудряшовым, которых подозревают в возможной причастности к убийству Старовойтовой.
Об этой причастности говорят на основании косвенных фактов. Например, на основании некоторых высказываний представителей чешской полиции о том, что Бирюченко передавал на волю, что ему ни в коем случае нельзя в Россию (это было давно, его и Кудряшова задержали еще в 1999 году, но переговоры об их выдаче России завершились лишь теперь).
Или то, что после задержания Борисова с Кустовым в 1998 году Бирюченко с Кудряшовым еще несколько месяцев спокойно находились в России. А после убийства Старовойтовой мгновенно скрылись.
Или такой факт. Во время задержания Акулы в 1997 году у него изъяли пистолет-пулемет «Агран-2000», весьма редкое по тем временам оружие. И из такого же была убита Старовойтова. А по оперативным данным у Акулы было два «Аграна», и где второй - неизвестно.
Словом, у следователей немало вопросов к Бирюченко с Кудряшовым. Но парадокс в том, что даже если их причастность к убийству Старовойтовой получит подтверждение, предъявление им соответствующего обвинения - факт не столь очевидный. Дело в том, что по международным требованиям им могут предъявить только те обвинения, которые указаны в требовании на их экстрадицию, а там обвинений в причастности их к убийству Старовойтовой нет...
20 февраля состоится очередной суд. К Бирюченко и Кудряшову он отношения не имеет. А к их соратникам Борисову и Кустову - самое непосредственное. Суд по делу, возбужденному в отношении них прокуратурой Фрунзенского района. Если бы не это новое дело, они бы уже тоже были на свободе с 4 декабря. Впрочем, что им мешает теперь? Тем более прецедент уже есть, технология отработана: суд, дополнительное расследование, искусственное затягивание времени, окончание сроков содержания под стражей.
Примерно то же может ждать и Бирюченко с Кудряшовым. Ведь сроки их «отсидки» в Чехии идут в зачет общих сроков следствия, хотя никакого следствия в отношении них здесь, разумеется, не проводилось. Так что теоретически через месяц-другой и они могут оказаться на свободе.
Что дальше? Сценарий примерно такой. Верхушка «ляжет на дно», осев по поддельным документам где-нибудь в теплых странах. Низовое звено, у кого денег поменьше, продолжит прежние занятия - чем же им еще заниматься? Заодно сведут счеты с теми, у кого на следствии развязался язык. Для многих свидетелей, по мнению оперативников, выход борисовских боевиков на свободу может означать смертный приговор. Ведь давать показания по 210-й статье Уголовного кодекса в наших условиях - это почти что подвиг, ведь эти люди подтверждали: да, они создали преступное сообщество, да, они пытали и убивали людей. А теперь те, кого они обвиняли, оказались на воле.
А как быть нам, гражданам? Которые ждут того, чтобы государство было готово их защитить? Чтобы мы жили по законам, а не по понятиям. Выходит, вся правоохранительная система неспособна на это? Выходит, в борьбе с организованной преступностью побеждает организованная преступность? По той причине, что она организованней, циничней и богаче.

Николай ДОНСКОВ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close