Как нет войны - так сукины сыны, а как война - так братцы

21 февраля 2002 10:00

Неделю назад полковник запаса Валерий Евреинов, придя домой, увидел, что дверь в его комнату забаррикадирована. На лестничной площадке стоят строительные козлы, со стен сбита штукатурка, все вокруг завалено грудами обломков и мусора. Чтобы войти в дверь, Валерий столкнул козлы, они с грохотом покатились по лестнице.



Хоромы полковника

- Это что еще такое? - возмущенно закричали прибежавшие откуда-то снизу рабочие.
- Тут люди живут, - в свою очередь возмутился Евреинов, - а вы, никого не предупредив, ремонт затеяли.
- Нас это не касается, - отрезали они, - нам сказали, мы делаем. Анисимов сказал, что с понедельника здесь никого не должно быть, пусть убираются...
(Генерал-майор Анисимов - начальник штаба 6-й армии ВВС и ПВО, но об этом позже.) А сейчас - выдержка из одного еще не написанного документа, черновика: «Вынужден обращаться к Вам, представителю президента, в защиту моих прав и прав моей семьи. Все мои обращения в военный суд никаких результатов, кроме волокиты и неисполнения решений суда, не дают. Приказом Министра обороны от 14 августа 1999 года я был уволен из Вооруженных Сил по подложным документам и без жилья. Этим самым я пополнил список бомжей в благодарность мне и моей семье за безупречную службу Отечеству в течение 28 лет и наше участие в боевых действиях в горячих точках». Подпись под документом, как вы, наверное, догадались, - полковника в запасе Евреинова.

Денег нет и не будет
В его жизни было много такого, что человеку с «гражданки» понять непросто - то ли военная романтика, то ли жестокие военные будни... Военный летчик, два года (с 1979 по 1981-й) прослуживший в Афганистане, потом в 1995-м прошедший Чечню, правда уже не в качестве летчика (списали по здоровью), а офицером разведки! Даже со своей будущей женой познакомился на войне - в 80-м, у дворца Амина в Кабуле (она была телефонисткой, ефрейтором). Случайно увидел ее в полевой форме, русских кирзачах - и что-то кольнуло в сердце. Через год в Ташкенте поженились. Евреинов - человек не робкого десятка, награжден медалью «За боевые заслуги», орденом «За службу Родине».
В 1995-м его перевели в Петербург, в штаб 76-й воздушной армии (на Дворцовой площади) на должность заместителя начальника разведки армии с хорошей перспективой роста. Но жизнь распорядилась иначе.
- В 1996 - 1997 годах у нас были большие задержки с выплатами, - рассказывает Валерий Евреинов. - Я терпел, как все. Но весной 1997-го в Ташкенте умерла теща, через полгода - тесть. Надо было отправить жену на похороны. А денег нет. Пошел к командованию: выдайте зарплату хоть за пару месяцев - купить жене билет до Ташкента и обратно. Нет, говорят, денег и не будет, помочь ничем не можем, хоть в правительство обращайтесь. Меня это так задело, что я подумал и подал на командира части в суд - за невыплату денежного довольствия. После этого командир - генерал-лейтенант Басов мне сказал: кто со мной судится, тому здесь не место.
(Кстати, по искам Евреинов стал пионером, через полгода от офицеров части поступило уже 40 исков из-за невыплаты денег.) Но пионеру пришлось поплатиться.
Скоро появился и повод: очередное сокращение армии. ВВС объединяли с ПВО. 76-ю воздушную армию расформировали, ее правопреемником стала 6-я армия ВВС и ПВО. Так что в 1999-м Валерия Евреинова по представлению командира части из армии уволили. Причем сам он об этом узнал едва ли не в последнюю очередь. Даже рапорта на увольнение не писал, все сделали за него. (Поэтому он и пишет, что его уволили по подложным документам.)
Ну, ладно, уволили, в конце концов сокращение армии и все такое. Но, как пишет Евреинов в другом документе: «В соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащего» от 27.05.1998 я, как военнослужащий, имеющий продолжительный стаж военной службы, нуждающийся в улучшении жилищных условий, не мог быть уволен без предоставления жилья». Кстати, так считает не один он. Это подтверждено и в постановлении председателя Ленинградского окружного военного суда от 15 июня 2001 года.

Суд без конца
По судам у полковника запаса Евреинова теперь большой опыт. Уже 4 года он ведет изнурительную судебную тяжбу со своим командованием и с Министерством обороны. Почти все суды первой инстанции принимали решения в его пользу. Но потом ответчики обжаловали их в судах высшей инстанции, механизм военной юстиции, скрипя, делал поворот на 180 градусов - и решения «корректировали» в пользу министров и генералов. Так что пока перевес не на стороне полковника.
Требования Валерия Евреинова просты: во-первых, выдать ему документы для постановки на воинский учет по месту прописки (а это, в соответствии с местом его службы, - Дворцовая площадь, Центральный район), во-вторых, обеспечить жильем - как положено по закону. То и другое взаимосвязано. Без документов он не может получить военную пенсию (он и не получает ее с момента увольнения, уже два года!). Но его документы в Центральный район передавать ни в какую не хотят, ведь тогда неугомонный полковник чего доброго будет требовать квартиру в центре города. А у начальства на этот счет совсем другие планы. С удивительной настойчивостью ему уже три года пытаются всучить ордер на три комнаты в помещении учебного корпуса войсковой части ПВО в поселке Горелово. Дом для жилья непригоден, с одной его стороны - авиаремонтный цех, с другой - котельная. Тем не менее начальство определило его именно туда. И даже изготовило специальный «акт приемки» дома ведомственной комиссией, состоящей из руководства той самой воинской части 09436, с которой Евреинов судится, - понятно, что по этому «акту» полуразвалившийся корпус в Горелове является образцом благоустроенности и уюта. А полковник Евреинов, таким образом, представляется капризным попрошайкой.
- Нет, - отрицает Евреинов. - Обеспечение меня благоустроенным жильем, - пишет он, - это не милостыня по принципу «бери, что дают», а мое законное право, заслуженное мной за 28 лет безупречной службы. Мне же пытаются всучить в течение трех лет одни и те же три комнаты в переоборудованном учебном корпусе на территории училища войск ПВО в поселке Горелово... В соответствии с Законом «О статусе военнослужащего» жилье мне должно быть предоставлено по месту прежней службы - в Санкт-Петербурге, а не в закрытом военном городке, где я никогда не служил.

Нелегкая мысль офицера

Растаявшие квартиры
Не подумайте, что в Министерстве обороны у нас все так безнадежно, и офицеров со службы выгоняют с чемоданами прямо на улицу. Нет. На это Министерство обороны отводит немалые средства - на приобретение жилья для увольняемых в запас и на выдачу им безвозмездного пособия на самостоятельное приобретение квартир. Не исключение и 6-я армия ВВС и ПВО.
По сведениям, которыми располагает Евреинов, в то время, когда его уволили, для увольняемых офицеров было выделено 6 (по другим данным - 4) квартир на проспекте Энгельса, потом - 34 квартиры в Сестрорецке и еще по мелочи - одна на проспекте Сикейроса, две - на улице Репищева... Ни одной из них Евреинову не предлагали. Их получили другие. Один из счастливчиков как-то по пьяной лавочке признался: «Подмазал бы кому надо, и давно бы уже был с квартирой, а не маялся, как теперь».
Но полковник Евреинов подмазывать не хочет и не умеет. Он хочет, чтобы все было ПО ЗАКОНУ. А то, что творится вокруг, наводит его на грустные мысли.
- Все, что делается в Вооруженных Силах, - говорит Валерий Евреинов, - закрыто, засекречено, кругом полная безнаказанность. Как дачи генеральские строят, как квартиры друг другу распределяют - генералы получают квартиры не только на себя, но и на членов семей, - и все это тайна за семью печатями. И до тех пор, пока существуют военные прокуратуры, военные суды, ничего с места не сдвинется, все это будет покрываться, так и будет в армии полная безнаказанность и правовой беспредел.

Полковник вне закона
Боевой офицер Евреинов живет сегодня вне закона - без документов и без определенного места жительства. Работает по документам старшего сына - грузчиком-экспедитором в одном институте (делает все, в чем есть нужда: что надо перенести, почистить во дворе снег). Живет, конечно, не на чердаке или в подвале, а на задымленной и захламленной заводской окраине Московского района в двух комнатушках общежития воинской части, которая принадлежит все той же 6-й армии ВВС и ПВО. Из удобств - один на всех кран, из которого тоненькой струйкой течет холодная вода (за полчаса можно набрать ведро), разбитый и вечно засоряющийся унитаз. Плюс электроплитка и умывальник в комнате - и все.
Живут здесь уже седьмой год: в одной комнатушке он с женой, в другой - двое сыновей (19 и 14 лет). В свое время, когда приехал на службу в Питер, ему сказали: поживи пока здесь, до лучших времен. Так и живут. Только лучшие времена для него все никак не наступают. Уже не раз Евреинова предупреждали: скоро мы тебя отсюда выселим. Тут как раз и ремонт.
- Меня отсюда уже открыто выдавливают, - говорит Валерий. - Говорят: уезжай в Горелово, там тебя ждут, мы там даже табличку повесим - «Здесь было распределено жилье полковнику, герою двух войн».
Так и живет полковник, словно в прифронтовой зоне, с маниакальной настойчивостью повторяя: «Требую, чтобы все было ПО ЗАКОНУ». Эх, полковник, да где же вы такое видели, в России-то!
- Они хотят, - говорит он, - на моем примере доказать всем офицерам, чтобы не рыпались - все равно ничего не добьются. Но я не сдамся.
Хватило бы сил.

Николай ДОНСКОВ
Фото Юрия ФАЙНБЕРГА