Роковой август к-159

30 сентября 2004 10:00

Август - в России месяц роковой. Только прошел один трагический юбилей - четырехлетие гибели подводного крейсера «Курск», как надвигается другой. Ровно год назад, 30 августа, в Баренцевом море затонула подводная лодка К-159. Трагедия, конечно, не столь масштабная - погибли девять из десяти членов команды, и сама подводная лодка - не суперсовременный атомоход, а давно списанная посудина (хотя тоже атомная), которую и буксировали-то на утилизацию. Но кому от этого легче...




30 августа в Никольском морском соборе Санкт-Петербурга освятят мемориальную доску в память погибших подводников. В храме, который потому и назван морским, что там уже два столетия поминают погибших российских моряков и мемориальные доски на стенах собора хранят их имена еще со времен очаковских и до наших дней, включая подводников «Комсомольца», «Курска» и вот теперь - К-159. Возложат венки и к могиле похороненного на Серафимовском кладбище Юрия Жадана, единственной могиле подводника с К-159 в Питере. (Напомним, что из десятерых членов перегонной команды из моря подняли троих, но капитана 3-го ранга Юрия Жадана и старшину 1-й статьи Евгения Смирнова - уже мертвыми, в живых остался лишь старший лейтенант Максим Цибульский, а семеро ушли на дно вместе с лодкой - командир капитан 2-го ранга Сергей Лаппа, капитаны 3-го ранга Михаил Гуров и Олег Андреев, старший лейтенант Сергей Соколов, старший мичман Алексей Алешкин, мичман Роман Куренной, главный старшина Андрей Князев.) Могила Юрия Жадана - рядом с мемориалом подводникам «Курска», и поблизости уже приготовлено место для остальных могил, если тела подводников будут подняты вместе с лодкой. Вот только когда ее поднимут да и поднимут ли вообще - это пока вопрос.
Год назад, после трагедии министр обороны Сергей Иванов сказал определенно: лодку поднимем. На этом настаивают и наши северные соседи - шведы, норвежцы, ведь атомоход с невыгруженной активной реакторной зоной (хотя и давно заглушенного реактора), который лежит на дне в районе интенсивного судоходства и рыболовства, здесь явно ни к чему.
Но вопрос, как всегда, упирается в деньги. Плюс технические трудности. Как ни парадоксально, но судоподъемного комплекса, который позволил бы осуществить такого рода операцию, у нас в стране до сих пор нет. Даже несмотря на трагический опыт «Курска». Или, может быть, как раз вследствие этого. Ведь четыре года назад, после того как «лодка утонула», казалось, ничего подобного произойти уже не может. И вот год назад - К-159. И снова поднимать ее у нас некому. И снова ведут переговоры с фирмой «Маммут», осуществлявшей подъем «Курска».
Только что, 24 августа, в Москве прошло совещание представителей петербургского конструкторского бюро «Малахит» (которому поручена разработка технических аспектов операции), командования ВМФ и «Маммута» - по согласованию сроков и сметы.
И то, и другое пока достаточно туманно. Цена вопроса, как полагают некоторые специалисты, будет примерно вдвое меньше, чем в случае с «Курском».
- Не буду называть источник, - говорит руководитель санкт-петербургского клуба моряков-подводников Игорь Курдин, - но источник вполне компетентный. Так вот, оценки примерно таковы: если подъем «Курска» обошелся в 65 миллионов долларов, заплаченных фирме «Маммут», то здесь речь идет о 30 - 35 миллионах.
Но деньги и техника - это одно, есть еще люди, те, для кого трагедия 30 августа - незатихающая боль и незаживающая рана, - родные и близкие погибших подводников. Которым непонятно, почему прошел уже почти год, а ничего ровным счетом не сделано. И только после их письма президенту пресс-служба ВМФ ответила, что операция по подъему лодки планируется на 2005 год, не уточнив при этом, когда.


Семьи погибших моряков тревожит не только это. Им никак не понять, почему здесь все не так, как с «Курском»? Тогда было постоянное внимание, всеобщая поддержка, а здесь - тишина. Конечно, масштаб не тот, но кто виноват - ведь люди точно так же погибли на службе, остались вдовы, дети потеряли отцов... Им кажется, что о них просто забыли. Вот строки из письма, под которым стоят подписи шести вдов и двух матерей, строки, в которых сквозят боль и обида. Адресовано оно все тому же руководителю Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников, капитану 1-го ранга (который сам семь лет был командиром подводной лодки) Игорю Курдину:
Уважаемый Игорь Кириллович, к Вам обращаются вдовы членов экипажа атомной подводной лодки К-159, трагически затонувшей 30 августа 2003 года в Баренцевом море. Прошло уже почти пять месяцев со дня трагедии. За это время мы четко поняли, что вынуждены самостоятельно бороться за дальнейшую свою жизнь и жизнь своих детей. Решение поддержать наши семьи приняли единицы. Помощь, в том числе и материальная, оказанная нашим семьям, не позволяет иметь уверенность в завтрашнем дне, когда перед нами встанут проблемы с обустройством жизни наших семей и образованием детей...
И - снова письма, теперь уже от имени Курдина, по поручению членов семей подводников: в Общероссийский национальный военный фонд, Министерство обороны, президенту... Но реакция опять не та. Хотя нуждающимся вроде и дают квартиры, и при поступлении детей в вузы идут навстречу. Все равно реакция не та, что после трагедии «Курска». Хотя что ж удивляться, ведь тогда, в 2000-м, сами понимаете: всемирная шумиха, молодой еще президент на взлете первого президентского срока... А теперь - будни.
Впрочем, есть и отличия. Если тогда адмиралов по-тихому сняли, найдя для них другие подходящие государственные должности, то теперь адмирала с треском засудили. И хотя далеко не все уверены в безусловной вине теперь уже бывшего командующего Северным флотом Геннадия Сучкова, и многие офицеры даже писали письма в его защиту, 18 мая этого года северофлотский военный суд дал адмиралу четыре года условно.
Скоро, 2 сентября, военная коллегия Верховного суда приступит к рассмотрению кассационной жалобы Сучкова на вынесенный ему приговор. Но еще раньше, буквально на днях, министр обороны Сергей Иванов заявил, что своих они не бросают, и вопрос с дальнейшим трудоустройством Геннадия Сучкова скоро будет решен: вероятно, он получит должность в центральном аппарате Минобороны. Хотя если Сучков виноват и наказан заслуженно, тогда с какой стати ему дадут должность и допустят к решению важных оборонных вопросов? А если не виноват и наказан зря, тогда где было Министерство обороны раньше?.. Да, загадочная вещь политика.

Николай ДОНСКОВ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close