Террористы северной столицы

1 ноября 2001 10:00

После трагедии 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне в мире началась антитеррористическая истерия. Спецслужбы многих стран приведены в состояние повышенной готовности, в крупных городах приняты специальные меры безопасности. То же самое происходит у нас. "Новая газета" решила проверить, как с этим в Петербурге. Выяснилось, что террористов как таковых в городе пока, к счастью, не обнаружено. Местные "террористы" на поверку чаще всего оказываются вполне мирными ребятами. То подростки "в шутку" "заминируют" школу, чтобы отвертеться от очередной контрольной. То научный сотрудник "для смеха" подсунет коллеге конверт с белым порошком. То обнаружится "шутник", который хранит на балконе про запас зенитную пушку. А так тихо.





Минеры
В службу "02" ГУВД за сутки поступает около 3 тысяч телефонных сообщений. Часть из них "террористические". 60-70 сообщений о брошенных подозрительных пакетах и сумках, до 5 сообщений о "заминировании". В этом особенно отличаются подростки, регулярно "минирующие" свои школы, чтобы получить возможность пропустить занятия; пассажиры, опаздывающие на поезда, чтобы все-таки на них успеть; недовольные посетители, чтобы досадить не понравившемуся кафе или казино; пьяные хулиганы, чтобы просто развлечься.
В тот день, когда я оказался в дежурной части ГУВД, таких звонков было 4. Двое подростков "заминировали" школы, аноним сообщил о том, что бомба заложена в поезде Петербург-Москва, а вечером пьяный "заминировал" мост Александра Невского. Телефонный хулиган был неприятно удивлен тем, что его задержали и предъявили обвинение по 207-й статье Уголовного кодекса за заведомо ложное сообщение об акте терроризма (штраф до 500 МРОТ или лишение свободы до 3 лет).
Кстати, как рассказал нам начальник службы "02" ГУВД Олег Пирогов, вычислить телефонного хулигана не так сложно. Это позволяет действующая с этого года в Петербурге (и единственная в России) электронная система обработки телефонных звонков "Незабудка". Все поступающие в службу "02" звонки автоматически записываются в цифровом виде в компьютерную базу, а система "электронная карта" показывает на мониторе принимающего звонок оператора, откуда говорит абонент. При необходимости ближайшему милицейскому наряду можно сразу же отдать приказ по радиосвязи принять меры. В том числе меры по задержанию телефонного хулигана. Выкрутиться ему будет непросто. Цифровая запись его голоса при необходимости будет проанализирована в фоноскопической лаборатории экспертно криминалистического управления на предмет соответствия оригиналу.
Звонят, конечно, не только хулиганы. Сообщают о незакрытых чердаках и подвалах, потом этим занимаются участковые инспекторы вместе с территориальными коммунальными службами. Звонят по поводу брошенных машин. Часть из них ГИБДД потом убирает. Хотя здесь не все так просто: нет закона, позволяющего эвакуировать брошенный транспорт, и нет средств на эти достаточно дорогостоящие операции.
Больше всего звонков по поводу подозрительных пакетов. На поверку в них чаще всего оказывается мусор. Многие, кому лень вынести его в дворовый контейнер, бросают мешки (особенно мешки со строительным мусором) в подъезде, а встревоженные соседи вызывают милицию.
Отравители
Еще напасть - звонки по поводу белого порошка и подозрительных писем. Как нам рассказал первый заместитель начальника ГУВД Александр Серов, для этого милиция придумала специальный термин - биотерроризм. За вторую половину месяца в милицию поступило уже около ста таких звонков.
А началось все это 17 октября, в тот день таких сообщений было больше всего 10, потом стало поменьше. "Порошковая истерия" была вызвана сообщениями о распространении в США террористами сибирской язвы с помощью белого порошка в почтовых отправлениях.
Наши "шутники" тут же подхватили "почин". 17 октября в НИИ океанологии один научный сотрудник подложил на стол другому конверт с мелом с надписью "Джихад". Тот, против кого была направлена "диверсия", вызвал милицию. "Террориста" задержали и привлекли к административной ответственности, оштрафовали.
За прошедшее с того дня время опасения по поводу подозрительного порошка ни разу не подтверждались. Чаще всего им оказывался мел, мука, осыпавшаяся штукатурка, а то и просто налет пыли. Тем не менее, ко всем таким сообщениям относятся вполне серьезно. Кроме милиции, вызывают МЧС, службу Госсанэпиднадзора, везут подозрительный материал на анализ в Противочумную лабораторию. Милицейский наряд выезжает во всеоружии - на этот случай все райотделы милиции теперь снабжены костюмами химической защиты. А в ближайшее время поступят специальные герметичные контейнеры для безопасной транспортировки "заразы" в лабораторию.
Но каждый такой звонок обходится городу в копеечку. Как нам сообщил вице-губернатор Михаил Михайловский, который возглавляет Комиссию по чрезвычайным ситуациям при правительстве города, примерная "цена" каждого вызова 70 тысяч рублей. КЧС приняла решение через суд взыскивать эти деньги с "шутников". Вот смеху-то им будет!



Камикадзе
После 11 сентября не обошлось и без сюрпризов. Через две недели после трагедии в Вашингтоне и Нью-Йорке, 25 сентября, неизвестный сообщил по телефону, что в Петербурге готовятся теракты с помощью двух пассажирских самолетов, вылетающих из Челябинска и Магнитогорска. После проверки информация не подтвердилась. Но в состояние повышенной готовности сразу же были приведены не только ГУВД, ФСБ и транспортная милиция (в их ведении находится воздушный транспорт), но и силы Ленинградского военного округа. Военные, как и их американские коллеги, вероятно, были готовы при необходимости сбить пассажирский самолет.
А милиции к антитеррористическим мероприятиям не привыкать. В течение последних лет операция "Вихрь-антитеррор" идет практически непрерывно, особенно активно после взрывов жилых домов в Москве и других городах в 1999 году. В этом смысле можно сказать, что события 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне особой паники в местных правоохранительных структурах не вызвали. В тот же день были приняты усиленные меры безопасности и начался очередной 8-й этап операции "Вихрь-антитеррор".
Как нам рассказал начальник отдела по оперативному планированию и чрезвычайным ситуациям ГУВД Андрей Маркин, делали то, что уже приходилось делать раньше.
Под усиленную охрану взяли особо важные и опасные объекты: вокзалы, аэропорты, предприятия энергообеспечения, подачи воды, химически опасные производства, важные путепроводы, мосты, метро, учреждения государственного управления, места массового скопления людей (универмаги, рынки, больницы, школы). Впрочем, вневедомственная охрана при ГУВД итак обеспечивает охрану 580 важных объектов в городе, теперь охрана была усилена.
Усилили охрану метро. Под особый контроль взяли объекты ядерной энергетики: Ленинградскую атомную электростанцию в Сосновом Бору, Институт ядерной физики в Гатчине (где есть свой реактор). Усилили охрану иностранных консульств (в городе 40 консульских учреждений). При этом практикуются и негласные методы: люди вроде бы слоняются там без дела, но в нужный момент могут оказаться очень кстати.
Негласные методы активизировали и в другой сфере деятельности информационной. Милиция усилила работу со своими негласными помощниками. Ведь по неформальным каналам информация о визитах неожиданных "гостей" поступает очень оперативно, а в криминальной среде об этом становится известно едва ли не в первую очередь.
Оруженосцы
Одновременно криминальная милиция активизировала деятельность по розыску и изъятию оружия, боеприпасов, взрывчатки. К тому же ГУВД совместно с администрацией города объявило операцию по добровольной сдаче оружия, которая начинается 1 ноября.
Как нам рассказал первый заместитель начальника ГУВД Александр Серов, такая операция уже проводилась в июне. Тогда в милицию было добровольно сдано около 30 килограммов взрывчатки, 47 взрывных устройств и 130 единиц оружия, в том числе 19 пистолетов, 4 автомата, 11 винтовок, минометы, гранатометы, противотанковые ружья и даже 4 зенитные пушки военных времен.
Как известно, по статье 222 Уголовного кодекса за незаконное приобретение и хранение оружия можно получить до 3 лет тюрьмы. Но тем, кто добровольно разоружился, не только не давали срок, но даже платили деньги. Условия второго этапа операции по сдаче оружия те же. Максимальное вознаграждение 1000 рублей за ствол. Всего на эти цели город выделил из бюджета 100 тысяч рублей.
В целом городское правительство относится к проблеме терроризма вполне серьезно. Как сообщил вице-губернатор Михаил Михайловский, к концу этого года Комиссия по чрезвычайным ситуациям планирует разработать целевую программу Санкт-Петербурга по безопасности и противодействию терроризму.

Николай ДОНСКОВ
Фото Дениса ВЫШИНСКОГО

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close