Жаркая осень в деле ходорковского

6 сентября 2004 10:00

Встреча защитника Михаила Ходорковского - петербургского адвоката Юрия Шмидта с журналистами, прошедшая в Институте региональной прессы, не вызвала ажиотажа среди телевизионщиков. «Я, конечно, не ждал, что будет много телекамер, - посетовал адвокат. - Но чтобы их не было вообще...» Впрочем, ничего удивительного в этом нет. По его словам, за ходом процесса в Москве внимательно следят в первую очередь зарубежные журналисты, из наших - единицы. Излишне объяснять, почему... Сегодня Юрий Шмидт готовится к жаркой осени: по его мнению, предстоящие месяцы будут временем напряженной работы защиты в деле Ходорковского. Деле, которое, по оценке известного адвоката и правозащитника, имеет ярко выраженную политическую окраску.




Юрий Шмидт негодует...


- Дело Ходорковского - это дело о нарушении фундаментальных прав человека, - говорит Юрий Шмидт. - Процесс длится уже полтора месяца, за это время допрошено около десятка свидетелей. Но пока обвинению не удалось доказать ровным счетом ничего. Обвинение лишь усиленно доказывает то, что никто и так не оспаривает. Никто не оспаривает тот факт, что 20% акций комбината «Апатит» было куплено десять лет назад, что ряд аффилированных с ЮКОСом фирм пользовались упрощенной схемой налогообложения, что они рассчитывались по сделке не деньгами, а векселями. Но в этом нет никакого криминала, это самая обычная экономическая деятельность. И никакого утаивания налогов с точки зрения закона Ходорковский не допустил, это выдумки. Я не знаю, кем была дана команда «фас», но очевидно, что это именно так и было. Команда была дана с целью отобрать собственность, что теперь и происходит на глазах у всего изумленного мира. Ходорковский - безусловно жертва политического преследования. Он возглавлял направление в либеральном движении, финансировал оппозиционные политические партии, и как человек, имеющий большие организационные и финансовые возможности, представлял для нынешней власти большую угрозу. Сигналы Ходорковскому начали подавать еще с весны прошлого года. Уже тогда ему начали угрожать, давая понять, что лучше всего бросить все дела в России и уехать на Запад. Но он не уехал. Арест Лебедева в июне прошлого года - это была последняя черная метка Ходорковскому. Ему разъяснили, что одним Лебедевым дело не ограничится, предсказали примерный исход уголовного дела. Но он все равно не уехал... Чем закончится процесс? По канонам права, он должен закончиться полным оправданием Михаила Ходорковского. Хотя и мне, и, думаю, всем здравомыслящим людям понятно, что его судьбу будут решать не в зале суда, а совсем в другом месте. И все же я не хочу утверждать, что его участь предрешена. Думаю, наша власть в такого рода делах зачастую вдохновляется лозунгом Наполеона о том, что главное - это ввязаться в драку, а там, мол, посмотрим. При этом никакого дальновидного расчета у них нет. Думаю, так же было и здесь: начиная этот процесс, власть не знала, как его завершить. Не знает этого и сегодня. Хотя, конечно, хотелось бы отобрать собственность до копейки, а самого Ходорковского упечь за решетку на долгие годы. Но не уверен, что все задуманное у власти получится именно так. Когда все это закончится? Тоже невозможно сказать. Когда начинали процесс, темп был неспешным, казалось, на завершение процесса уйдут годы. Потом вдруг все изменилось, темп взвинтили. Вероятно, была дана команда ускорить ход дела. Потом темп вдруг снова снизился. Так что процесс непредсказуем, и говорить о каких-то временных рамках просто невозможно. Но очевидно, что это дело - показательное. От его исхода зависит то, куда мы все пойдем дальше, в какой стране будем жить...

Подготовил Николай ДОНСКОВ
фото ИНТЕРПРЕСС