Найден крестный отец черного пиара?

4 октября 2004 10:00

В последних числах сентября в Приморском суде началось слушание дела «черных пиарщиков» – так назвали дело о вымогательстве, возбужденное в отношение Виталия Скойбеды и еще двух молодых людей. Скойбеда – в прошлом депутат Ленсовета, один из инициаторов возвращения Петербургу его исторического имени. А ныне – не слишком известный широкой публике политтехнолог, ветеран полутора десятков избирательных кампаний.



То, что дело носит политический характер, было ясно почти с самого начала. Если кто забыл, напомним, что прошлогодние губернаторские выборы в Петербурге получили оценку как едва ли не самые грязные: мол, разгул «черного пиара» и все такое. Во всяком случае, главные противоборствующие стороны не упускали шансов обвинить оппонентов в применении грязных технологий. Чего только, по их словам, не использовали анонимные «черные политтехнологи». В том числе расклеивали по городу нелицеприятные листовки с карикатурами на «кандидата № 1».
Оговоримся сразу, полноценно доказать, что эти карикатурные листовки распространял штаб какого-либо определенного кандидата в губернаторы, так и не удалось. Следствие не нашло типографии, где печаталась подобная продукция, не обнаружили пачки пресловутых листовок также ни в одном из избирательных штабов.
В разгар предвыборной кампании различные высокие чины не раз заявляли, что непременно найдут и разворошат осиное гнездо творцов грязных технологий. Серьезность этих намерений не вызывала сомнений. Поэтому никого не удивило, что в скором времени появилось громкое дело в отношении «черных пиарщиков»...
Но вот в обвинительном заключении «дела Скойбеды» нет ни слова про его «чернопиаровскую» деятельность. Бывшего депутата Ленсовета в компании с неким полууголовным элементом обвиняют в вымогательстве с применением насилия.
Фабула обвинения вкратце такова. Виталий Скойбеда якобы сколотил преступную группу совместно с некими Яковлевым и Зикеевым. Они воздействовали на неокрепшие умы юношества, склоняя некоторых его представителей за копейки работать на выборах. При этом «черные пиарщики» во главе со Скойбедой еще и вымогали деньги у студентов, придираясь к качеству выполненных ими работ по распространению газет и листовок. В течение жаркой выборной осени-2003 они успели околпачить таким образом 5–6 человек, причем одного из них, по версии следствия, даже едва не утопили. 12 ноября студента Владислава Александрова вывезли на берег Петровского пруда, насильно опоили водкой и отправили в заплыв. Парень чудом спасся...
Единственный раз в материалах дела упоминается имя губернатора: на листовках, которые студенты отказались или не смогли распространить (потерпевшие сами путаются, давая показания по этому поводу), «кандидат № 1» была выставлена в самом нелестном свете.
В деле несколько преступных эпизодов. Виталий Скойбеда фигурирует всего в двух, однако красной строкой проведена мысль, что именно он – всему делу голова и идейный вдохновитель. В показаниях потерпевших нет ни одного указания о том, что Скойбеда занимался рукоприкладством, однако это не помещало следствию сделать именно его организатором «преступной группы», специализирующейся на выбивании несуществующих долгов у студентов-распространителей.
Любопытно, но при этом ни по одному из эпизодов нет медицинских справок, которые могли бы подтвердить травмирование потерпевших. Насилие со стороны Скойбеды и его подручных подтверждается лишь их собственными показаниями (кстати, сами они близко знакомы друг с другом).
Небезынтересны также личности всех обвиняемых. Если с Виталием Скойбедой все более-менее понятно, то при изучении биографий Яковлева и Зикеева обнаруживаются такие детали, зная которые, даже самый легкомысленный человек поостерегся бы водить с ними компанию. Яковлев был трижды судим, причем последний срок получил в 1998 году, и только в середине 2003 года был условно-досрочно освобожден. Зикеев также однажды едва не предстал перед судом...
Впрочем, Скойбеда практически не был с ними знаком. Яковлева и Зикеева гораздо лучше знал Владислав Терехин, дважды судимый авантюрист и знаток околополитических интриг. С Яковлевым Терехин познакомился в Крестах, где пришлось побывать и тому и другому проходя по уголовным делам. А у Зикеева Терехин даже был защитником, когда тот находился в розыске по подозрению в убийстве. Именно Терехин познакомил Яковлева со Скойбедой. А затем сыграл и свою роль в этом деле о вымогательстве – роль жертвы. Он также, оказывается, пострадал от вымогательств политтехнолога наряду с беззащитными студентами...
Когда пытаешься найти всему этому объяснение, стараешься понять, что связывало этих людей столь разной биографии, почему в роли жертвы оказалась столь одиозная фигура, как Владислав Терехин, и зачем Виталию Скойбеде приспичило губить свою карьеру за какие-то пару сотен долларов, то возникает мысль об элементарной провокации. Тем более что Терехин считается ее признанным мастером: впервые известность он приобрел после того, как подбил молодого депутата Петербургского законодательного собрания Алексея Левашова похитить для эротических игрищ мальчика из детского дома, что стоило им обоим нескольких лет тюрьмы.
Словом, в деле множество загадок. Но в отличие от большинства вопросов, на которые у следствия так и не нашлось ответов, на главный вопрос, как нам кажется, ответить нетрудно. Почему именно Скойбеда оказался искомым крестным отцом черного пиара? Вероятно, все дело в том, что, то ли случайно, то ли в силу внутренних убеждений, Виталий Скойбеда брался обслуживать интересы ярых оппонентов ныне действующего губернатора.

Ирина ЕСЬКОВА