Страсти в клетке

28 октября 2004 10:00

Иван Корнеев может вернуться на пост директора Ленинградского зоопарка: такое решение принял Музейный совет при Комитете по культуре городской администрации. Совет, в который входят руководители всех городских и федеральных питерских музеев, единогласно рекомендовал вернуть опального директора, уволенного два с половиной года назад, на прежнее место. Приказа председателя Комитета по культуре Надежды Кущенковой о назначении Корнеева пока нет, но на заседании Музейного совета она заявила, что не может не считаться с коллективным мнением. Правда, это мнение тут же было оспорено другим коллективом: четверо сотрудников зоопарка... объявили голодовку в знак протеста против назначения Корнеева...

Кто возглавит зоопарк?




Так голодают в зоопарке


История с увольнением Ивана Корнеева полна драматизма. Летом 2001 года директор зоопарка, проработавший на своем посту одиннадцать лет, был отстранен от должности. Причиной стал его конфликт с руководством Смольного, где зрели замыслы реорганизации зверинца. Тем паче что куратором реформаторского фонда «Зоосад» была супруга губернатора – Ирина Яковлева. «Зоосадовцы» стремились перенести зоопарк на новое место в Приморском районе. По их версии – для того, чтобы сделать зверинец более удобным и современным. А по версии Ивана Корнеева, совсем для другого: территорию у Петропавловской крепости хотели освободить под коммерческие цели. Корнеев выступил категорически против переезда – и тогда его «временно отстранили», не посмотрев даже на то, что он находился на больничном. Когда бюллетень закончился, строптивого директора уволили уже по-настоящему. Он выиграл суд, доказав, что увольнение незаконно, – но к тому времени зоопарк уже был преобразован из государственного учреждения в государственное унитарное предприятие, и прежнему директору де-юре оказалось уже некуда возвращаться...
За прошедшее время в зоопарке сменилось семь (!) директоров. Были среди них персонажи почти анекдотические – вроде вр.и.о. Сергея Егорова, отставного военного, речь которого на совещании с сотрудниками зверинца с упоением перечитывали и пересказывали журналисты. После него правили Николай Конотовский и Ольга Чеснова, Владимир Губанов и Ирина Скиба, которую теперь должен сменить Корнеев.
Однако такая перспектива вызвала неожиданный скандал: четверо сотрудников зоопарка объявили голодовку. Среди них – помощник директора Наталья Гергилевич и начальник отдела информационно-технического обеспечения Борис Тополянский, которые заявили, что требуют создать независимую комиссию и сравнить деятельность Корнеева и Скибы, после чего «восстановить справедливость, в том понятии, которое это слово под собой подразумевает». Понятно, что протестанты (в конференц-зал, где они голодают, даже поставили телевизор, чтобы они были в курсе новостей) хотят, чтобы Скиба осталась, а Корнеева не назначали...
– Сравнить положение в зоопарке при двух директорах достаточно просто, – говорит Иван Корнеев. – Раньше там работали 220 человек, сейчас – 300, причем никто из пополнения не работает с животными, все это административный персонал. При мне входной билет стоил 30 рублей, сейчас – 100. Посещаемость зоопарка была больше, а дотации из городского бюджета – меньше. Директор сейчас получает, насколько мне известно, около 1000 долларов в месяц, в то время как директор Московского – несравненно лучше оборудованного зоопарка – около 800 долларов. При этом входной билет в Московском зоопарке стоит не 100 рублей, а 80, и все льготники, а также дети до 18 лет могут проходить бесплатно. У нас же льготники ходят не бесплатно, а за половину стоимости... Кстати, я в свое время легко мог бы поднять входную плату, – продолжает Корнеев. – Это бы резко улучшило наше положение. Но я принципиально не хотел этого делать. Ведь еще сто лет назад директор нашего зоопарка писал: «Зоопарк – самое демократичное увеселительное учреждение на свете. Сюда с конок стекаются люди мелкие, ведущие свою жизнь на медные деньги»...
Что касается протестующих против возвращения Корнеева, то, скажем, г-жа Гергилевич – фигура достаточно известная. Именно она, будучи в 2001 году консультантом фонда «Зоосад», настаивала на переносе зоопарка, а также предлагала, чтобы на его территории размещался «минимальный посетительский набор», редкие виды животных, преимущественно российских, и «этнографические выставки народностей России и зарубежных стран».
«Такие выставки проводились в Петербургском зоопарке еще до революции», – отмечала в своей записке Наталья Гергилевич. Что же, святая правда – действительно проводились. Как-то в Петербург привезли негритянское племя, и оно почти целый год жило в зоопарке. Интересно, как бы мировая общественность сегодня отнеслась к повторению подобного эксперимента?
Другой протестант – Борис Тополянский, – является единственным должностным лицом, которое имеет право давать информацию о положении зоопарка. После недавнего пожара в террариуме на Сенной площади, когда в огне погибли десятки змей, в зоопарке издали приказ о защите коммерческой тайны. Где черным по белому сказано: все сведения, за исключением тех, которые по Гражданскому кодексу нельзя «закрыть» (например, уставные документы), относятся к этой самой тайне, и их передача кому-либо без согласия «соответствующих служб» может быть наказана «вплоть до увольнения».
Иначе говоря, даже сведения о состоянии животных (не говоря уже о сведениях о финансовом состоянии зоопарка) не подлежат разглашению. Что легко можно понять: зачем посторонним знать, как чувствуют себя животные под мудрым руководством и на что тратятся собранные с граждан деньги и городские дотации?

Виктория РАБОТНОВА
фото ИНТЕРПРЕСС



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close