Больной платит дважды

1 ноября 2004 10:00

«Лечат – бесплатно, вылечивают – за хорошую цену», – говаривали в 80-е. Советская медицина была темой для острот и анекдотов. Теперь она стала темой радужных воспоминаний... Ведь какие-никакие, а были гарантии, что тебя не оставят наедине с бедой. А сегодня и страховой полис в кармане становится фикцией. Свидетельством тому – многомиллионные долги страховых медицинских компаний питерскому здравоохранению.




Никого уже не удивляет, что коалиции страховщиков создаются с целью не защитить больного, а защититься от его претензий. А также – от алчности докторов: ответственность за нехватку средств страховые фирмы возлагают на медучреждения.
– Исследование, проведенное нами в больницах, показало: в каждых двух случаях из пяти госпитализация не нужна! – заявляет Юрий Михайлов, исполнительный директор Территориального фонда обязательного медицинского страхования.
Получается, что больным без всякой на то необходимости создают райские условия в казенной палате, – вместо того, чтобы отправить человека домой (или вовсе не привозить). Теперь страховой агент решает постфактум, нуждался ли пациент в больничном уходе. При такой системе захворавшему остается только уповать на судьбу: после порки рублем не всякий врач отважится спорить с экспертом компании за «лишние» койко-дни. Больше отказов – меньше хлопот.
Кроме того, врачам ставят в вину многократную «выписку-укладку» одних и тех же больных. Вот где, оказывается, золотое дно стационара: первые дни на койке оплачиваются дороже последующих; и эта параболическая схема, по словам страховщиков, позволяет вытягивать у них дополнительные деньги.
Между тем сами врачи характеризуют подобное утверждение как чушь, рассчитанную на непосвященных: правила оплаты не позволяют принимать в больницу того же самого пациента раньше чем через три недели. Да здравый смысл подсказывает, что невозможно заставить человека несколько раз ложиться на казенную койку ради мифической выгоды эскулапа. Ну разве что тех, кто уж совсем отчаялся получить помощь иными способами...
На самом деле «парабола» выстроена под больных, чтобы гарантировать хотя бы оказание неотложной помощи. И вгоняет она в убыток не страховщиков, а в первую очередь стационары. Ведь после сложной операции человек может и месяц восстанавливаться, если не больше. Первую неделю компания худо-бедно оплатит, с каждым днем все скуднее... А дальше?
Дальше – самое интересное (или самое грустное). Оплата по страховому полису не покрывает даже половины больничных затрат. Например, за лечение пациента со злокачественной опухолью пищевода, которое обошлось Мариинской больнице в 43 тысячи рублей, компания «Аск-Мед» раскошелилась на 12 тысяч. А за девочку с тяжелым заболеванием нервной системы (расходы перевалили за 200 тысяч) псковские страховщики перечислили... семь тысяч, из которых шесть еще пытались оспорить. Во многих случаях полис просто не работает: страховые компании не могут разобраться, «кто к кому относится». Человек может быть застрахован и по месту жительства, и по месту работы; в результате «лечебный» счет от больницы две разных фирмы отфутболивают друг другу.
Лишенные финансирования медики выкручиваются как могут. А страховщики объявляют их «рвачами», обвиняют во взяточничестве. Ту же Мариинскую больницу главный эксперт «Аск-Мед» Юрий Ярошевский публично упрекает за то, что там не только заставляют больных покупать все необходимые лекарства, но еще и взимают деньги за медуслуги, которые должны оказывать бесплатно: «Люди потом требуют от компании возмещения. А мы не можем подать в суд: доктора принуждают пациента подписать бумагу, что он якобы внес добровольное пожертвование».
Зато в случае малейшего «дефекта» в документах больного стационар получает вместо денег отказной счет. Наихудшей репутацией в этом смысле у медиков пользуются «Русь-Мед» и «ЛОСМО». Их эксперты, по оценке врачей, – самые агрессивные, при любой зацепке в истории болезни с медучреждения снимают десяти-двадцати-сорокапроцентный штраф. Для защиты крупным стационарам нынче приходится содержать штатного специалиста: если сумеет отспорить хотя бы десятую часть санкций – уже свою зарплату оправдает.
При этом страховой механизм еще и проржавел. Только признанные недоимки питерских страховщиков перед медучреждениями за лечение больных перевалили за двести миллионов рублей. Четыре компании вообще прекратили работу. И то, что медиков сегодня уличают в вымогательстве денег у пациентов, – это, конечно, верно. Но стоит напомнить, что врач не сам создал систему, поставившую под вопрос существование стационара. «Мы не можем все бросить и выйти на митинг, надо как-то приспосабливаться», – объясняет Олег Гриненко, замглавврача Мариинской больницы. Страховая медицина, по мнению Гриненко и его коллег, не подкрепляет качественного лечения: государство просто сняло с себя ответственность, переложив ее на доктора.
«Нужно четко разграничить – за что больной должен платить, а за что – нет», – говорит г-н Ярошевский. Истина не нова. В медучреждениях ратуют за то же – при условии, если определять методы и технологии лечения будут независимые эксперты-практики, а не функционеры страховых компаний. И если будут приведены в соответствие с действительными ценами на услуги и медикаменты давно устаревшие тарифы. Иначе больницы никогда не смогут выбраться из ямы глубокой нерентабельности.
Впрочем, по прогнозам медиков, нерентабельные (дорогостоящие) направления в государственном здравоохранении – например, кардиохирургия, трансплантология – вскоре могут просто исчезнуть. Вымрут осколки старой эпохи, опытные специалисты; зато останутся продвинутые страховые клерки – посредники между врачом и пациентом. Так что давайте постараемся, уважаемые читатели, не болеть. Ибо будем мы иметь такую медпомощь, на какую хватит денег в кошельке.

Дмитрий ПОЛЯНСКИЙ