Характер – нордический. политкорректный

11 ноября 2004 10:00

Над Стокгольмом сияло не по-ноябрьски ласковое солнце. На оживленной Дроттнингатан, сплошь состоящей из магазинчиков и кафе, шумела разноязыкая людская река. У королевского дворца, к восторгам туристов, маршировал почетный караул национальной гвардии. А на набережной у самых стен резиденции премьер-министра (и никакого оцепления!) рыбаки выхватывали спиннингами из бурлящего на камнях потока огромную морскую форель... Шведская столица жила своей обычной жизнью. И только развевающиеся перед зданием Риксдага флаги могли подсказать, что в эти дни в городе что-то происходит. Начиналась ежегодная сессия Северного совета. Который, кстати, уже давно не ограничивается обсуждением вопросов, касающихся одной лишь Скандинавии. Вот и на этот раз в стенах шведского парламента собрались, помимо представителей «большой пятерки» стран Северной Европы и трех самоуправляемых островных территорий, делегации стран Балтии и – на правах гостей – российские парламентарии.

Скандинавия хочет дружить с Россией, невзирая на издержки кремлевского политического курса




Парламентарии думают


Так уж совпало, что в это время на другом берегу Атлантики американцы занимали очередь на избирательных участках. И это не могло не отозваться эхом в упоенном спокойствием Стокгольме. Первая же пресс-конференция премьер-министров пяти североевропейских стран оказалась целиком посвящена совсем не скандинавской проблеме. Накануне госдепартамент США распространил заявление о том, что, по их данным, в эти дни над странами Скандинавии и Балтии нависла террористическая угроза, и предостерег находящихся там американских граждан держаться подальше от мест массового скопления народа – транспортных и торговых центров. На анонимную угрозу мгновенно отреагировала Норвегия, временно закрыв свое посольство в Риге. Так что скандинавские коллеги-журналисты забросали норвежского премьера вопросами о подробностях истории с дипмиссией. И мой вопрос об отношениях с Россией прозвучал в тот момент диссонансом...
Говоря о России, в Северной Европе подразумевают не «одну шестую часть суши» полностью, а лишь непосредственных соседей по Балтийскому региону – российский Северо-Запад, что, в общем, вполне объяснимо. О том, каковы приоритеты в развитии соседских отношений, рассказал президент Северного совета, шведский парламентарий Габриэль Романус (правда, теперь на посту руководителя парламентского совета его уже сменила исландка Раннвейг Гудмунсдоттир, – впрочем, приоритеты от этого не изменились).


– Мы очень заинтересованы в развитии сотрудничества с Северо-Западом и Калининградом, – рассказал господин Романус. – Для этого мы ведем постоянные переговоры с российской Государственной Думой и Советом Федерации. Приоритетные направления: охрана окружающей среды, в первую очередь Балтийского моря, утилизация радиоактивных отходов, борьба с организованной преступностью, проституцией, трафиком женщин, вопросы миграции.
Обнадеживающе высказался и другой высокопоставленный функционер – генеральный секретарь Совета министров северных стран швед Пер Ункель:
– Наше сотрудничество с Россией очень активно развивается в течение последних пяти-шести лет. И нам уже пора переходить от программ предоставления помощи по различным проектам в России к полноценному и равноправному политическому сотрудничеству, чтобы в дальнейшем поставить вопрос о создании единого экономического пространства Балтийского региона. Здесь стоит подчеркнуть, что у нас идет очень конструктивный диалог с властями российского Северо-Запада, в частности Санкт-Петербурга и Ленинградской области...


Пер Ункель знает


Все это, конечно, хорошо. Только ведь в Евросоюзе все чаще говорят о том, что прежний романтизм российско-европейских отношений сменился холодом разочарования. Бурный роман Запада с Россией омрачен уродливыми приметами реставрации кремлевского тоталитаризма. Та же Северная Европа ждет от восточного соседа приверженности демократическим ценностям, так сказать, евростандартам правового государства и гражданского общества. А нынешняя Россия под руководством президента Путина выбирает явно не те ориентиры. Как быть?
– Политическая ситуация в России для нас, конечно же, очень важна, и мы будем ставить этот вопрос на переговорах с российской стороной, но вот что касается каких-то практических шагов, то здесь наши возможности сильно ограничены, – откровенно признался господин Ункель. – Мы, конечно, будем предпринимать усилия для поддержки гражданского общества в вашей стране, но, повторяю, у нас для этого не так много возможностей.
Что же, наших балтийских соседей можно понять. Для них куда важнее построить вокруг себя зону максимального благоприятствования, снизив риск экспорта в их страны «прелестей» российской экзотики переходного периода (все та же организованная преступность, коррупция, отмывание капиталов, незаконная миграция, ужасающее отношение к окружающей среде), чем пытаться влиять на российскую политику. Тем более, что реальных рычагов влияния на огромного восточного соседа с непредсказуемой «загадочной русской душой» у добропорядочных скандинавов, увы, нет. Так что отдельные высказывания парламентариев на сессии Северного совета о том, что «нельзя допустить диктатуры Лукашенко и Путина», горячих дискуссий не вызвали. Факт.
– Сегодня вообще нельзя так ставить вопрос, – высказался в беседе со мной один из участников российской делегации, депутат Госдумы от фракции ЛДПР Владимир Чуров. – Ведь если будут давить на нас, мы в ответ тоже можем начать давить. Но это рудименты прошлого, а не политика XXI века. Мы должны договариваться. Нужно понимать, что многие практические вопросы в регионе мы уже просто не в состоянии решить самостоятельно, только сообща. Вот, например, здесь на сессии обсуждались, казалось бы, свои скандинавские проблемы: скажем, необходимость стандартизации налогообложения, стыковка систем социального страхования, согласование транспортных тарифов и тарифов связи, трансграничные пассажирские перевозки, ввоз алкоголя. А ведь по каждому из этих вопросов, как и по многим другим, России есть что сказать. И каждый из них Европе гораздо проще решить вместе с Россией, чем без нее.


Премьеры предлагают


И в этом депутат Чуров прав. Как бы ни выглядела нынешняя Россия в глазах цивилизованного мира, де-факто она уже прочно укоренилась в процессе мировой интеграции. Не надо никаких цифр: пройдите по улицам европейских городов – и едва ли не повсюду в многоязыкой уличной полифонии вы расслышите русскую речь. Бурными темпами развивается российско-датский, российско-шведский, российско-финский бизнес. Фирменные логотипы ИКЕА, СКАНИЯ, НОКИА давно воспринимаются у нас как нечто само собой разумеющееся, и никто уже не задумывается о том, на какие деньги и с чьим участием (все тех же скандинавов!) строились в Петербурге Северо-Западная ТЭЦ и Юго-Западные очистные сооружения. Тысячи финнов и шведов работают в Питере, Москве, Петрозаводске, как и тысячи россиян работают в Северной Европе. Вот вам и трансграничные перевозки, вопросы миграции, налогообложения, системы социального страхования и стандартизации тарифов связи. Они касаются всех этих людей и тех, кто придет им на смену, которых будет больше... если только над нашей страной вновь не опустится железный занавес...
– Мы смотрим в будущее с оптимизмом, – ответил мне на это Сорен Кристенсен, замминистра Дании по сотрудничеству (есть в Скандинавии такое ведомство), который участвовал в представлении датской программы сотрудничества на следующий год, поскольку именно эта страна будет председательствовать в Совете министров Северных стран в 2005 году. – Северный инвестиционный банк уже финансировал много проектов в России, в частности в Петербурге: в области защиты окружающей среды, здравоохранения, развития открытого общества. В следующем году финансирование таких программ расширится еще больше – за счет сокращения средств, которые прежде шли на развитие сотрудничества со странами Балтии. (Литва, Латвия и Эстония, став полноправными членами ЕС, получили доступ к другим фондам развития – уже Евросоюза. – Авт.) Всего мы отводим на это 70 миллионов датских крон, причем пропорции таковы: 60% – на Россию, 40% – на страны Балтии. А прежде было ровным счетом наоборот... Если же говорить о демократии, то мы видим, что в вашей стране много проблем. Хотя в целом считаем, что Россия движется в сторону демократии и рыночной экономики. Но наряду с положительными сдвигами есть и отрицательные. Тем не менее повторю: мы смотрим в будущее с оптимизмом...
Словом, классическая формулировка остается в силе: Запад нам поможет. Только не стоит переоценивать. Наших проблем он не решит. Мы должны решать их сами.

Николай ДОНСКОВ
Стокгольм – Санкт-Петербург
Фото: Магнус ФРЕДЕРБЕРГ, Элин НИЛЬСЕН


P.S. Благодарим Информационное бюро Совета министров Северных стран в Санкт-Петербурге за предоставленную возможность принять участие в работе сессии.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close