Афера «второй свежести»

15 ноября 2004 10:00

Павел Язиков, еще пару лет назад – официальный помощник депутата ЗакСа Игоря Высоцкого, приговором Василеостровского федерального суда в минувший четверг осужден к двум годам. Правда, учитывая состояние здоровья фигуранта (инвалидность второй группы), за решетку его не отправили. Срок условный. Сам Павел, впрочем, своей вины не признает и намерен обжаловать приговор в вышестоящей инстанции. Он продолжает, как и на следствии, утверждать, что стал жертвой «подставы» своего экс-шефа – ныне состоящего во фракции «Единая России» городского парламента и входящего в политсовет регионального отделения одноименной партии. Сам г-н Высоцкий, разумеется, обвинения бывшего помощника категорически отвергает.

Экс-помощник депутата петербургского парламента, проворачивавший крупные аферы с секонд-хендом, признан по суду мошенником



Эта история началась три года назад, когда между Игорем Высоцким и Павлом Язиковым еще не пробежала черная кошка. В перспективе маячили выборы в Законодательное собрание и, само собой, каждый из потенциальных кандидатов хотел набрать побольше очков в глазах избирателей, и деньги, вероятно, нужны были позарез...
В один из октябрьских дней 2001 года к главврачу наркодиспансера №1 пришел молодой человек. Представился сотрудником некоего координационного центра по социальной защите инвалидов и участников войны в Афганистане... (к слову сказать, г-н Высоцкий с давних пор являлся видным функционером городского «афганского» сообщества). Гость сделал доктору заманчивое предложение: мол, есть возможность получить благотворительную помощь из-за границы, нужно лишь представить пакет документов (устав, справку о налоговом учете и т. д.). А по прибытии «гуманитарки» оформить проведение груза через таможню. В диспансере предложению обрадовались. Правда, когда пришел груз, несколько удивились его количеству – 18 тонн неплохих, хотя и ношеных, курток, свитеров и джинсов из США, стоимостью около 214 тысяч рублей.
Язиков – а именно он исполнял роль «Деда Мороза» – вместе с представителем диспансера быстро оформил документы и пообещал вскоре привезти «подарки» на место. Но так и не привез. Сперва тянул, а потом и вовсе исчез из поля зрения эскулапов. Как исчезли и 18 тонн секонд-хенда. Вместо этого в кабинете руководства медучреждения появились таможенники, настоятельно требовавшие оплатить сборы за полученную из-за рубежа одежду.
Язиков же тем временем возник с аналогичным «гуманитарным» предложением в кожвендиспансере №9. Здесь он уговорил руководство принять аж две партии груза: 18 тонн стоимостью около 212 тысяч рублей, в ноябре 2001 года, и в январе 2002-го – 14 тонн стоимостью 174 тысячи рублей. Надо ли говорить, что ни первой, ни второй партии в КВД-9 так и не увидели. Зато увидели – правильно: таможенников, пришедших с тем же сакраментальным требованием.
С распростертыми объятиями встретили помощника депутата Высоцкого и в детской стоматологической поликлинике №3. Дантистов Павел раскрутил на получение 20 тонн гуманитарной помощи стоимостью в 243 тысячи рублей...
Сбой произошел в феврале 2002 года, когда уверовавший в свою безнаказанность (или невинный?) Язиков навестил городской подростковый медицинский центр «Ювента». С аналогичным проектом – в адрес «Ювенты» из Америки должно было поступить 14,5 тонны одежды стоимостью в 181 тысячу рублей. Однако руководство центра, что-то заподозрив, от столь щедрого дара отказалось. Тогда Павел попросил представить пакет документов для оформления отказа – якобы так положено. Когда бумаги оказались в его руках, Язиков, как установил суд, подделал от лица «Ювенты» доверенность на получение груза на подставное лицо – некую гражданку Селиванову, которая в «Ювенте» никогда не работала, а за несколько лет до описываемых событий потеряла свой паспорт.
Общая стоимость ушедшей налево гуманитарной помощи только по доказанным в суде эпизодам составила 1 миллион 250 тысяч рублей. А недополученных государством таможенных сборов – 1 миллион 40 тысяч.
Все это суд оценил как мошенничество. А вот обвинения бывшего помощника депутата в уклонении от уплаты таможенных платежей, увы, отпали – как оказалось, предусмотрительный Язиков формально ни разу не числился ни декларантом груза, ни его получателем.
Другое дело, что вряд ли молодой человек – пусть и не обделенный талантами – мог проворачивать подобные махинации в одиночку. Однако никого из его пособников установить так и не удалось (несколько фигур, все же попавших в поле зрения следователей в связи с этой историей, отделались легким испугом – в конце концов их признали непричастными к криминальным умыслам и перевели в ранг свидетелей).
Знал ли о «шалостях» своего помощника Игорь Высоцкий? Язиков уверяет, что не только знал, но и был их инициатором. Он даже утверждает, что в недрах Управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД якобы находятся еще несколько схожих уголовных дел, в которых его, Язикова, фамилия не фигурирует вовсе, зато часто всплывает имя его бывшего шефа.
Мало того, Язиков обвиняет депутата в том, что с каждой из партий одежды «второй руки» тот якобы имел по 7 тысяч у. е., а за период с осени 2001-го по весну 2002-го через различные медучреждения Петербурга прошли, по его данным, 220 (!) партий такой «благотворительной помощи», все они ушли в Москву, где и были реализованы через коммерческие магазины.
Впрочем, понятно, что обвинения Павла Язикова – это, скорее всего, стремление выгородить себя, убедив окружающих в собственной невиновности, и обычный оговор бывшего патрона, с которым они расстались, судя по всему, не по-хорошему. И то правда – к лицу ли такие аферы авторитетному политику Игорю Высоцкому?

А.С.