Дети декабря

18 ноября 2004 10:00

Питерский парламент вот-вот отметит юбилей: 14 декабря 1994 года в Мариинском дворце прошло его первое заседание. Началось оно с того, что представительная власть, по предложению Леонида Романкова, обрела свое нынешнее название – Законодательное собрание, хотя первоначально его предполагалось назвать иначе – Городским собранием. Десять лет – это срок. Время подводить итоги. И на этот счет, кстати, пессимистов, похоже, больше, чем оптимистов...




До декабря 94-го город целый год жил без представительного органа: Ленсовет был распущен президентским указом в декабре 1993 года, а выборы Собрания затянулись на целый год, и закончились только в ноябре 1994-го. Законодательное собрание начинало почти с декоративного статуса: положение о нем, единолично утвержденное Собчаком, не предусматривало за городским парламентом никаких реальных полномочий.
В отличие от Ленсовета, Собрание лишалось каких-либо возможностей влияния на кадровую политику мэрии: всех должностных лиц мэр назначал и снимал сам, так же как и утверждал структуру мэрии и расходы на ее содержание. У ЗакСа не было права распоряжаться городской собственностью и землей, не было ни контрольных полномочий, ни возможности отмены или приостановки незаконных распоряжений мэра. Все эти вопросы были полностью отданы на откуп первому лицу города.
Тем не менее меньше чем за два года городской парламент исправил перекос в балансе ветвей власти. И обрел серьезные полномочия. После чего дело осталось за малым – использовать их для решения городских проблем. Удалось ли это? Здесь мнения расходятся.
«Главное достоинство Собрания сегодня в том, что оно никому не мешает жить», – иронизирует политолог и депутат ЗакСа первого созыва Валерий Островский.
Еще, по его мнению, городской парламент обеспечивает журналистов непрерывным потоком новостей, о которых можно непрестанно писать. Наконец, благодаря тому, что время от времени проводятся выборы, граждане получают от кандидатов в депутаты продуктовые наборы и прочие мелкие подношения, что помогает хоть как-то бороться с бедностью.
Депутат всех трех созывов и нынешний вице-спикер ЗакСа Юрий Гладков более оптимистичен: по его мнению, питерский парламент занимает первое место в России по своей законодательной активности. Вот только исполнительная власть предлагает мало законопроектов, но этот недостаток, как надеется Гладков, будет исправлен. Тем более что депутаты, как полагает вице-спикер, вполне конструктивно взаимодействуют с администрацией города.
Что же, в конструктивности большинству народных избранников сегодня действительно не откажешь. Особенно если они из «Единой России», которая так же, как в Госдуме, твердо знает, что надо принимать все, что нравится исполнительной власти, и отвергать все, что ей не нравится. Конечно, такое взаимодействие – с выполнением команд «Голос!» и «Сидеть!» – можно назвать конструктивным – в том же смысле, как взаимодействие собаки с хозяином посредством поводка...
«Я – представитель романтического периода демократии: короткого, но яркого», – говорит председатель Ленсовета в 1991–93 годах Александр Беляев. Его оценка парламентского десятилетия весьма пессимистична: в 1991 году именно Ленсовет был в стране пионером, предложив избирать главу исполнительной власти прямым голосованием населения, а теперь вот ЗакС дружно поддерживает президентскую вертикаль, соглашаясь с фактическим назначением губернаторов.
Еще более грустен его коллега по Ленсовету, а затем председатель ЗакСа первого созыва Юрий Кравцов, который говорит, что боится выяснять, что происходит сегодня в городском парламенте, чтобы не расстраиваться. «С точки зрения демократа не по партийной принадлежности, потому что я никогда ни в одной партии не состоял, а по убеждению, – говорит Кравцов, – я вижу крайне негативные тенденции. Демократические ценности подвергаются колоссальным испытаниям. Да, демократия предполагает ошибки, но она является единственной системой, которая позволяет их исправлять. Гарантии этого – независимый суд, независимые СМИ, разделение властей – постепенно исчезают. Да, было время – редкое и случайное, – когда Ленсовет, а затем ЗакС первого созыва могли реально влиять на жизнь в городе. Но потом все изменилось».
Более оптимистична Наталия Евдокимова, депутат Собрания всех трех созывов. Она полагает, что питерский парламент все-таки сделал не так мало за минувшие десять лет. Скажем, создал целую систему законов, обеспечивших социальную защиту горожан. И не позволил взвалить на город обязательства по печально известному кредиту РАО ВСМ в 200 миллионов долларов – депутаты «уперлись» и не дали провести соответствующее постановление. Правда, по словам Евдокимовой, жить становится все тяжелее – поскольку государство на глазах превращается из федеративного в унитарное, и финансовые ресурсы все жестче стягиваются в центр.
Представитель губернатора в ЗакСе (и экс-депутат городского парламента) Михаил Бродский, напротив, доволен. Собрание, по его мнению, является хорошей площадкой для того, чтобы публично обсуждать все важные городские вопросы. Вот если бы еще не мешала коллегиальность работы, когда для принятия решения надо уговорить 26 депутатов... Заметим, впрочем, что здесь Смольному становится все проще: единороссов сегодня уже 20 человек, так что уговаривать почти никого не требуется. Интересно, помнит ли кто-нибудь, что в декабре 2002-го только четверо из избранных депутатов выдвигались «Единой Россией»? Все прочие примкнули к «партии власти» уже потом, поняв, куда дует политический ветер.
«Собрание четвертого созыва будет в этом смысле еще хуже», – предсказывает Михаил Амосов, один из шести парламентариев, которые прошли все депутатские сроки начиная с 1990 года и «эпохи Ленсовета». По его мнению, следующее Собрание будет отличаться от сегодняшнего так же, как ЗакС первого созыва отличался от Ленсовета.
«Мне романтические времена нравились больше, чем циничные, – говорит Амосов. – Демократический Ленсовет был прогрессивным, вот его и разогнали, чтобы не мешал чиновникам бесконтрольно править».
Его коллега по ленсоветовским временам, а затем депутат ЗакСа двух созывов Леонид Романков с этим согласен и считает, что раньше в Собрании было хотя бы блокирующее меньшинство тех, кто не поддавался давлению. Теперь его нет. И в Собрании можно только вслух протестовать – но изменить почти ничего нельзя...
Прямо-таки до боли знакомая картина. Как во времена двадцатилетней давности, когда Ленсовет был послушным «голосовательным органом» при Ленгорисполкоме. И осенял «высочайшие» решения верноподданническим «одобрямсом».

Борис ВИШНЕВСКИЙ
фото ИНТЕРПРЕСС



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close