Свидетели приходят, чтобы вспомнить

22 ноября 2004 10:00

Судебное заседание по делу об убийстве Старовойтовой в пятницу не ограничилось показаниями Владимира Жириновского. Был допрошен и другой важный, по мнению защиты, свидетель – Иван Волков, сын последнего мужа Галины Старовойтовой, ученого Андрея Волкова.



Защита представила Ивана Волкова как человека, знавшего о готовившемся на Старовойтову покушении. Однако сам молодой человек был немногословен и с трудом вспоминал события лета-осени 1998 года. Суду пришлось оглашать протокол его допроса в следственной службе ФСБ в декабре 1998 года через месяц после гибели его мачехи, когда события в памяти Ивана Волкова были значительно свежее.
В декабре 1998 года Иван Волков сообщил следователю, что недоброе вокруг их семьи началось еще летом 1998 года. Так, в июле, когда отец с мачехой уехали отдыхать в Сочи, Иван, вернувшись в квартиру, где он жил вместе с сестрой Мариной и ее другом Владимиром Толстовым, обнаружил, что двери вскрыты, а вещи перевернуты вверх дном. Если это и была кража, то больно подозрительная – ничего из ценностей не пропало, только какие-то малозначимые вещи. Видимо, для отвода глаз. Да и в милиции к рассказу молодого человека о странной краже отнеслись без всякого энтузиазма и, как он ни настаивал, отказались принимать заявление о преступлении. Тем более что сама Галина Старовойтова в этой квартире никогда не бывала – принадлежала она бывшей жене Андрея Волкова.
А как-то в августе или сентябре того же, 1998 года, когда Иван Волков приехал на дачу, к нему подошел Толстов и рассказал, что якобы в каком-то петербургском офисе, связанном с его мачехой, обнаружили подслушивающие устройства, и предположил, что на Галину Старовойтову могут готовить покушение. На чем основывал свои выводы о возможном покушении Толстов, Иван Волков сказать так и не смог. Самого Толстова найти крайне затруднительно – еще в 1999 году Марина Волкова с ним рассталась, и следы ее бывшего друга потерялись.
Суд решил и еще один важный процессуальный вопрос. 30 ноября истекал срок содержания подсудимых под стражей. Обвинение просило оставить их за решеткой еще на три месяца. Защита, разумеется, была против, уверяя, что никто из их подопечных, очутившись на свободе, и не подумает скрываться или давить на свидетелей. Но суд решил оставить всех шестерых подсудимых, кого Жириновский назвал «невинными жертвами политических ошибок властей», за решеткой.

Александр САМОЙЛОВ
фото Дмитрия ГУСАРИНА