Это – наша обычная российская халатность и безалаберность...

2 декабря 2004 10:00

Вчера, в первый день зимы, в очередной раз прошел Всемирный день борьбы со СПИДом. Чиновники и медики вновь обнародовали устрашающие цифры, которые свидетельствуют о том, что если чума двадцатого (а теперь уже и двадцать первого?) века будет распространяться теми же темпами и дальше... Но мы не о статистике. Ведь за каждой сухой цифрой и строчкой отчета стоят реальные судьбы. И многие оказались втянуты в этот смертельный водоворот вовсе не по своей вине (если только здесь применимо это слово). Мы – об одном из таких случаев. Впрочем, не совсем о таком.

Будни капитана Российской армии




Наш герой, к счастью, не болен СПИДом. Он – лишь носитель ВИЧ-инфекции. Но... кому пожелаешь такой доли...
Правда, он давно известен нашим постоянным читателям. Это капитан Российской армии Вячеслав Темников. Тот самый, который почти три года назад попал в Гатчинский военный госпиталь с банальным аппендицитом. И там, по халатности медиков, вначале едва не лишился жизни. А потом, после экстренного переливания крови от непроверенных в спешке доноров получил такой вот букет: гепатит С плюс ВИЧ (как выяснилось впоследствии, трое из десяти доноров оказались больны гепатитом, а один к тому же был ВИЧ-инфицирован!)...
Уже почти два года Вячеслав борется. К счастью, не за свою жизнь – молодой организм пока успешно справляется с инфекцией. Он борется за справедливость. Единственно доступными ему законными способами – через прокуратуру и суд. Пока – без особого успеха.
Как раз накануне этого первого зимнего дня он в очередной раз шел в Санкт-Петербургскую военную гарнизонную прокуратуру. Где только что в очередной раз возобновилось следствие по его долгому делу. Делу, в котором за это время уже сменилось три адвоката и три следователя. И которое военная прокуратура закрывала уже четырежды!
На этот раз Вячеслав «на все триста процентов» уверен, что ему удастся доказать, что заразили его именно в госпитале во время тех злосчастных операций (которых было аж пять штук, поскольку приходилось устранять последствия врачебных «недоработок»). Получены новые заключения новых экспертиз...
Но если бы только все было так просто и очевидно.
Адвокат Вячеслава – военный юрист Владимир Хомяков осторожнее в оценках. И говорит о том, что главное – это добиться в рамках уголовного процесса признания Вячеслава потерпевшим. И тогда можно будет «запустить» другой процесс – с иском к Министерству обороны на 1 миллион у. е. – на оплату полноценного лечения (очень и очень недешевого), жилплощади и всего прочего. А пока судопроизводство приостановлено до окончания следствия. И пока Вячеслав живет в военном общежитии, и жены офицеров – его сослуживцев забрасывают письмами командование: чтобы его отселили, чтобы их дети не вступали в контакт с ВИЧ-инфицированным капитаном...
Только если бы все было так просто и очевидно.
За это время рассыпалась семья: в октябре Вячеслав развелся – не каждая молодая женщина выдержит такое. И только мать, отец и сестра теперь регулярно приезжают из далеких Набережных Челнов в Сиверскую (где Вячеслав служит авиационным техником в авиационном полку 6-й армии ВВС и ПВО). И мама тихо плачет, рассказывая о сыне ставшему за это время другом семьи военному юристу Владимиру Хомякову.
За это время у Вячеслава накопился полный джентльменский набор обычных в такого рода случаях бумаг: десятки заявлений, ходатайств, письма депутатам, министру обороны, президенту. Через неделю его защитник планирует очередную встречу в Москве – на этот раз с зампредом Комитета по обороне Совета Федерации Вячеславом Поповым...
Но не все так просто. Военное ведомство и военные медики не сдаются.
А Вячеслав ставит всему тому, что происходит с ним последние три года, простой и очевидный диагноз: «Это – наша обычная русская халатность и безалаберность»...

Николай ДОНСКОВ
фото Дмитрий ГУСАРИН