На провале во князьях

6 декабря 2004 10:00

Владельцы заводов, газет, пароходов... Теперь – еще и великокняжеских дворцов. Завершая круг истории, все опять приватизируется... В Санкт-Петербурге новые хозяева жизни добрались уже до самой что ни на есть сердцевины: строительная фирма «Корпорация С» планирует возвести на территории Михайловского сада роскошное жилье для элиты.




«Невежды» несогласны


Речь не о каком-нибудь второразрядном памятнике старины. Бывшая резиденция Великого князя Михаила Павловича – Русский и Российский Этнографический музеи, святая святых архитектурного облика северной столицы. Измените еще и его – что останется потомкам?..
Впрочем, по уверениям президента «Корпорации С» Василия Сопромадзе (о его скандальных проектах застройки исторического центра города «Новая» рассказывала не раз), он не собирается разрушать ансамбль Михайловского сада: хоромы для нуворишей возведут-де «на задворках» Музея Этнографии. Мало того, по его словам, современные строители якобы «удачно завершат» дело Карла Росси, заполнив «пространственный провал» жилым комплексом на 7 тысяч квадратных метров с подземной автостоянкой.
– Все равно ведь нужна реконструкция, – убеждает бизнесмен. – И хозяйственный двор, и подвалы музея находятся в запущенном состоянии, зал Александра III обезображен пристроенными к нему мастерскими Оперного театра. Позарез требуются новые фондохранилища... Да любого, кто хочет вложить сюда деньги, надо приветствовать как благодетеля и мецената!


Василий Сопромадзе доделает Карло Росси


Разумеется, когда речь идет о центре города, ссылки на «аварийное состояние» имеющихся в зоне застройки зданий – привычная метода любого инвестора. А под предлогом реконструкции и реставрации можно творить что угодно, пользуясь тем, что существующий ныне ансамбль Михайловского дворца действительно не вполне соответствует первоначальному замыслу автора.
Да, дворец уже перекраивали. На рубеже XIX–XX веков зодчий Свиньин, крестьянин по происхождению, пытался приспособить его под нужды новосозданного Русского музея. Но еще тогда «перестроечный проект», который сегодня рвется завершить г-н Сопромадзе, напоролся на жесткое неприятие специалистов и общественности и под давлением Академии художеств был свернут. Свиньина обвинили в некомпетентности и запретили ему дальше уродовать шедевр великого итальянца. Но здания Герцогского и служебного флигелей к тому времени уже успели снести. Так и образовался пресловутый «провал», притягивающий взоры инвесторов.
А сегодня «сиволапыми невеждами» объявляют уже противников новодела. «Они же не профессионалы, – снисходительно объясняет г-н Сопромадзе, имея в виду возмущенных граждан, участников протестных митингов у Михайловского сада и Этнографического музея. – Каждый должен заниматься своим: кому – зодчество, кому – кухонная плита...»
Что ж, прислушаемся к профессионалам.
– Закон по охране памятников предполагает только регенерацию, но никак не переделку строений, – уточняет архитектор Дмитрий Бутырин. – Если уж говорить о «завершении» – то только оригинального детища Росси. По его проекту, хранящемуся в фондах Русского музея...
Нынче без пяти минут принятый к воплощению проект питерского архитектора Юрия Земцова эксперты оценивают как компромисс, частично удовлетворяющий и требования закона, и аппетиты застройщика. Пятиэтажное здание с мансардами, при его классических очертаниях, хотя бы не так режет глаз – в отличие от бетонно-стеклянных каскадов и гигантских террас других авторов, участвовавших в так называемом «конкурсе архитектурных идей», итоги которого были подведены в конце минувшей недели. «Но в любом случае новый дом существенно нарушит линию ансамбля», – подчеркивает Дмитрий Бутырин.
Кто-то до сих пор верит в сказочку о «полном воссоздании». Не будем утопистами. Восстановление уничтоженных когда-то флигелей не вписывается в планы «Корпорации С». Затраты же на реконструкцию музея и расселение театрального общежития должны окупиться с лихвой: один квадратный метр в намеченном к постройке элитном здании может потянуть на 15 тысяч у. е. (Правда, помимо явных отступных, нелишне также учесть и не явные: например, по упорно циркулирующей версии, в качестве премии за сговорчивость одному из ведущих сотрудников близлежащего музея обещана стометровая квартира с видом на Михайловский сад – которая, конечно же, во избежание огласки, будет оформлена на родственников.)
Между тем, по мнению противников стройки, появление в музейной зоне жилья для миллионеров недопустимо ни в каком виде. Когда-то эти здания служили обиталищем монарших особ, но это не подразумевает, что так должно быть и впредь. Если к одному из главных музеев города прилепится «особнячок» новых князей, не станет ли он тем самым прецедентом – опухолью приватизации, разъедающей самые основы? Не успеешь глазом моргнуть, как вслед за частной недвижимостью вокруг архитектурного памятника появится забор и шлагбаум. И охранник, который доходчиво объяснит непонятливым: «...Чье достояние? Вы в какой стране живете?..»
И будет прав. В новой России создаются новые законы и новые реалии. Похоже, вскоре каждый сможет позволить себе столько «всенародного достояния», сколько у него будет на данный момент полномочий и средств.

Дмитрий ПОЛЯНСКИЙ
фото Дмитрия ГУСАРИНА