Здравствуй, счастье!

23 декабря 2004 10:00 / Политика

Главным ньюсмейкером года на петербургском ТВ стал, конечно, Пятый канал. В прошлом году город получил нового губернатора, в этом — новое «главное телевидение». Почему главное? Потому что главный начальник не может отдаться неглавному телевидению, значит, то телевидение, которому он отдался, и есть главное.


Валентина Матвиенко отдалась Пятому каналу. События развивались стремительно: в конце 2003-го на нем сменилось руководство, весной нынешнего — большинство сотрудников и сетка целиком (произошел т. наз. перезапуск), а уже к осени задача сошлась с ответом — Валентина Ивановна констатировала: «Мы хотели создать модное, умное, современное, европейское телевидение, чтобы оно соответствовало уровню Петербурга. Мне кажется, что мы его получили. Другой формат, другой дизайн, другая стилистика, другие лица. То, как сегодня развивается Пятый канал, меня очень радует. И назовите мне еще один канал, который бы работал постоянно в интерактиве. Открытый эфир, без купюр, без цензуры, беспрецедентное количество прямых включений. Интерактив и цензура несовместимы — мнение людей, звучащее в живом эфире, не вырежешь. Мы запустили экспериментальный проект — диалог губернатора с городом. Там были далеко не комплиментарные мнения, там были открытая критика и самые острые темы» — и т. д.

Экспериментальный проект — программа «Валентина Матвиенко. Диалог с городом», копродукция Пятого канала и петербургской дирекции ВГТРК. Вопреки уверениям, что с Чапыгина выветрят дух яковлевского телевидения и начнут жить с чистого листа, как раз означенный «Диалог» демонстрирует прямую преемственность. Несколько лет назад, при Яковлеве, в эфире все того же Пятого канала выходили передачи «Власть», а затем «Час губернатора», призванные продемонстрировать ровно то же самое, что и нынешний «эксперимент», — открытость Власти губернатора народу.

В феврале 98-го, рецензируя «Власть», я писал о пронизывающем ее «аромате партийно-пенсионной журналистики»: «Закадровый голос произносит, скажем, следующее: «Каждому из нас хочется, чтобы наша жизнь менялась к лучшему, и проблемы у большинства у нас общие: наши расходы, к сожалению, превышают доходы». После этой околесицы (автор программы Наталья Ильина) следует монтажная склейка: пенсионеры на улице, говорящие разные благоглупости, или пациенты гериатрического центра, или швеи с Володарки, где «регулярно обновляют оборудование» — короче, «ростки нового». Конец цитаты.

Что мы видим сейчас? К примеру, модератор «Диалога с городом» А. Коренников делится своим «далеко не комплиментарным мнением»: «Валентина Ивановна, я знаю, что недавно вы выполнили свое обещание и ввели награду «За заботу о красоте города»...» — посаженные прежним начальством ростки нового при нынешнем буквально колосятся. Жить становится лучше, жить становится веселей буквально на глазах, причем — одним лишь мановением губернаторских ресниц.

В том же разборе «Власти» (простите за еще одну автоцитату) я воззвал к ее создателям: «Это реклама или где? Где Мамлакат с букетом? Где кварталы со счастливыми новоселами? Где песня «А без меня тут ничего бы не стояло»? Технология, между прочим, давно известна: «Чьи это поля? — маркиза Карабаса! А чьи это луга — маркиза Карабаса!» (оставим в стороне ту почти невероятную ситуацию, когда действительно можно будет водрузить «Бетакам» на плечо и отправиться снимать весомые, грубые, зримые достижения власти)». Тогда, в 98-м, творческий коллектив оперативно учел критику — буквально в следующей программе счастливых новоселов предъявили. Поскольку сии восприимчивые телепрофессионалы — все те же: руководитель проекта «Диалог с городом» — Наталья Ильина, а Марина Фокина, бывшая продюсером «Власти», сейчас и вовсе возглавляет весь канал целиком, рискну опять дать пару советов.

Скажем, заранее записанная видеожалоба немолодой горожанки: у нас в подъезде все время толкутся наркоманы. Дальше начинается тот самый интерактив.

Губернатор аранжирует известную тему: "А кто здесь судья? — Ляпкин-Тяпкин. — А подать сюда Ляпкина-Тяпкина! А кто попечитель богоугодных заведений? — Земляника. — А подать сюда Землянику!"


Ведущий: Сейчас мы свяжемся с главным антинаркотическим начальником. Нет, с главным связаться не удалось, а вот его заместитель.
Валентина Ивановна: Вам известен этот адрес?
Замначальника: Известен, Валентина Ивановна, да уж больно там злокозненный контингент.
Валентина Ивановна: Примите меры, доложите, а я возьму на карандаш.


Все это разыграно совсем недурно. Но для вящей интерактивности следовало бы наркотического зама снять в подштанниках и с перьями в волосах, будто губернаторская длань извлекла его прямо из кровати. Потому что, во-первых, электорату всегда по сердцу глядеть, как на хитрого чиновника средневысокого звена нашлась вещь с винтом, а во-вторых, это навеет приятные ассоциации с управленческим стилем Петра Великого. И хорошо бы подмонтировать жалобщицу: будто она слышит весь этот разнос, а в конце благодарно кивает и утирает слезу.

Кстати, о Петре. В свое время достославный Валерий Плотников исполнил фотопортрет Собчака: модель опиралась на колонну с коринфской капителью. Тогда с мэром на Пятом канале ворковала Наталья Антонова — она выполняла ту же функцию подпорки, но подпорка была именно коринфская. У Яковлева диалог имитировала Ирина Теркина — женщина скорее дорического ордера. А вот Александр Коренников — просто столб, какие поддерживают равновесие античных статуй; той же цели, как известно, служит змея у Медного всадника. Выбор такого ведущего представляется правильным: только представьте, что вышло б, кабы программу вела, допустим, Светлана Сорокина.

Драматургия также скроена по классическим образцам, никакого «другого формата и другой стилистики»: под конец, известное дело, надобно подпустить социального оптимизма.


Молодая горожанка: Валентина Ивановна, у моих дедушки-бабушки золотая свадьба, нельзя ли их поздравить от имени города?
Валентина Ивановна: Поздравляю и дам поручение разработать механизм таких поздравлений всем остальным нашим замечательным юбилярам.
Горожанка: Спасибо Валентине Ивановне и Пятому каналу!


Уф... и эту городскую проблему решили. Здравствуй, счастье!

Единственное малюсенькое сомнение: если судить по телекартинке — в чем же тогда был смысл дорогостоящей силовой операции по замене В. А. Яковлева на В. И. Матвиенко? Кроме, конечно, выгод от освоения бюджета оной операции.