Смертельная льгота

20 января 2005 10:00

В минувшую субботу Петербург прославился на всю страну первой смертью, вызванной монетизацией льгот. На Московском проспекте во время митинга погиб 79-летний пенсионер Александр Айол. Лишь в понедельник прокуратура Московского района возбудила уголовное дело по факту смертельного ДТП. Каждый день на месте трагедии собираются люди, которые призывают власти найти виноватых и сурово их наказать. Но эти поиски бесполезны, поскольку обвинить в кровопролитии можно разве что саму власть, которая создала кризисную ситуацию, в результате чего группа митингующих превратилась в обезумевшую толпу.

Кто виновник трагедии на Московском проспекте?




Тихий пенсионер
Никто из родных и знакомых Александра Израилевича Айола и представить себе не может, что почтенный старец в числе других мог бы колотить по дорогой иномарке, плевать в ее салон, а потом хвататься за движущийся автомобиль. Такого от дедушки просто не ожидали. И неспроста: ни в чем предосудительном он замечен не был. Наоборот – всю жизнь успешно отработал в военном кораблестроении, разработав несколько новых моделей двигателей для военных кораблей, воспитал сына, который стал кадровым военным, и дочь, которая трудится архитектором.
Мужчина сохранил здоровье до глубокой старости – постоянно ездил на дачу у крепости Орешек и до самого октября купался в ледяной воде в реке. Свободное время он любил проводить с десятилетним внуком Димой. Занимался с ним английским и французским языками, гулял по городу, ходил в музеи. Вообще он очень любил гулять. Поэтому и на митинги ходил. И на сей раз к станции метро «Парк Победы» Александр Айол пошел просто погулять и утолить любопытство. Ведь никаких «подрывных» идей в связи с отменой льгот он родным никогда не высказывал, наоборот, говорил даже, что в принципе его все устраивает.

Все началось на митинге
Народ у станции метро «Парк Победы» стал собираться приблизительно в двенадцать дня. Перекрыть Московский проспект они решили еще накануне на собрании возле Смольного. По подсчетам милиции, на Московский вышли около полутора тысяч человек. Стражи порядка тихо стояли в стороне и митингующих не трогали. Даже тогда, когда они, помитинговав, двинулись маршем к площади Победы.
На улице начинало темнеть. Пенсионеры несли транспаранты, пели песни военных лет, а двигавшиеся вместе с ними молодые люди пили пиво. Ничто не предвещало беды. Но толпа есть толпа, ее действия подчиняются своей, не всегда понятной со стороны логике. Сперва пикетчики перекрыли перекресток Московского проспекта и улицы Типанова. Дело там дошло даже до драки с водителями маршруток, которые в отличие от владельцев легковушек не могли просто развернуться и уехать – у них ведь маршрут. Тем более кто-то из пассажиров «Газели» кричал, что опаздывает в Пулково, на самолет в Египет. Отколовшаяся от основной массы митингующих группа тем временем шла к площади Победы. Впереди двигались милиционеры, а вот сзади милицейского кордона, к несчастью, не было.

Я плачу налоги!
В субботний день коммерсант Михаил Ц. (фамилию не называем по просьбе следственных органов и семьи 29-летнего мужчины, которые уже пострадали от травли со стороны тех, кто так и не разобрался в ситуации) с женой Татьяной и семилетним сыном Димой поехал в Московский универмаг за покупками. Совершенно свободно они проехали к магазину – тогда там еще не было ни милицейского оцепления, ни митингующих, купили что хотели и собирались возвращаться домой. Сели в машину и выехали на Московский проспект. Тогда рядом находились лишь разрозненные группы митингующих. Впереди новенькой «Мазды» шел один человек с большим транспарантом. Сбавив скорость, Ц. ехал следом. Неожиданно демонстрант остановился и резко развернулся. Увидев рядом движущуюся машину, он подскочил к ней с криком и принялся лупить древком транспаранта по капоту.
Это и оказалось искрой, которая зажгла толпу. Тут же машину со всех сторон окружили люди. Кто-то стучал в стекла и по крыше, кто-то пытался открыть двери. Мужчина, сидевший за рулем, сделал это сам – и теперь горько сожалеет об этом своем поступке. Он вышел к митингующим, подняв руки, и громко спросил: «Я-то тут при чем? Я же огромные налоги плачу!» Но слушать его никто не захотел. На мужчину набросились, стали избивать. Причем, по его словам, это были вовсе не старики, а молодые люди, которым до пенсии и злополучных льгот еще жить да жить. Пенсионеры же, воспользовавшись тем, что водительская дверь открыта, стали плевать в салон, кидать туда все, что попадалось под руку. Позже медики найдут у дамы, сидевшей в салоне, множество травм, а ее мужу поставят диагноз «сотрясение мозга». На заднем сиденье кричал перепуганный ребенок. По иронии судьбы, его, как и внука Александра Израилевича, звали Димой. Мальчик звал папу и плакал, а 79-летний дедушка что-то кричал и неизвестно зачем рвался в салон машины. В это время сидевшая там женщина достала сотовый телефон и прокричала в трубку: «Помогите! Нас убивают пенсионеры!» По всей видимости, она звонила в милицию. Но поблизости находился всего один человек в форме. Он оттащил водителя от налетевшей толпы, толкнул к машине и дал один-единственный совет: «Уезжай, а то убьют!» Михаил бросился в машину, чуть сдал назад, а потом нажал на газ. В этот момент Александр Айол находился у капота слева – как раз у места водителя. Пенсионер, который, как и все окружающие, в этот момент, вероятно, слабо контролировал свои действия, будучи разгорячен моментом, попытался остановить уже движущийся автомобиль. И его моментально затянуло под колесо. А потом пенсионера переехала и вторая пара колес. От полученных травм он погиб на месте. А машина продолжала двигаться. Спасая жену и ребенка, Ц. рванул по Московскому проспекту и остановился уже у следующего перекрестка, как раз там, где стояли сотрудники милиции. Так закончилась злополучная семейная поездка в универмаг.

Кто виноват?
С Московского проспекта Александра Айола увезли в морг. До сих пор его тело не выдают родственникам, которые еще даже не назначили дату похорон. А всем троим членам семьи, находившимся в машине, потребовалась медицинская помощь, ребенку – еще и услуги психиатра. С криками «Нас убивают!» мальчик вскакивает по ночам и зовет папу – страшная картина вновь и вновь встает у него перед глазами. Через несколько дней после случившегося, когда Дима гулял с бабушкой, соседи-пенсионеры стали тыкать в них руками, укоряя женщину тем, что воспитала сына – убийцу льготника. Но обвинять ее, как и ее сына, наверное, бесполезно. Виноваты скорее те, кто создал кризисную ситуацию, выгнал людей на улицу, а затем позволил народному гневу вылиться именно в такое русло. Но этих товарищей, в отличие от бабушки и десятилетнего Димы, на улице не встретишь.

Андрей ИВАНОВ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close