Жертву монетизации похоронили тайно

24 января 2005 10:00

Как ни прискорбно, но именно Петербург оказался единственным городом, в котором во время митингов против отмены льгот погиб человек. 15 января 79-летнего Александра Израилевича Айола задавила новенькая иномарка на Московском проспекте, когда пенсионеры перекрывали магистраль. Похорон несчастного пенсионера ждали многие. Траурное мероприятие могло вылиться в политическое действо, исход которого был бы непредсказуем. Однако власть имущие решили иначе. 20 января погибшего Александра Айола похоронили – тихо, незаметно и с потрясающей быстротой.

чтобы не вызвать волнений в городе



Два дня родные Александра Израилевича не могли даже узнать, где находится его тело. Потом, через следователя Главного следственного управления ГУВД, они все же смогли обратиться в морг. Там им заявили, что раньше чем через две недели тело близкого человека родные не получат – пока не будет проведена судебно-медицинская экспертиза. К похоронам Александра Айола готовились многие политические силы и простой народ. Пенсионеры – участники митинга, в ходе которого перегораживался Московский проспект, даже деньги начали собирать и обещали обязательно прийти проститься с пенсионером. Такой возможности их, однако, лишили.
По словам сына погибшего старичка, Андрея Александровича, все решилось практически в один день. Еще в среду утром они даже представить не могли, что уже завтра будут прощаться с родным человеком.
Все вопросы организации похорон решились буквально в полдня. И это при том, что подготовка похорон простого смертного, как правило, занимает не меньше недели. В среду 14 января днем Андрею Айолу позвонили и сказали, что забрать отца он может уже сегодня. Более того, на тот момент уже существовала договоренность с руководством крематория, которое предоставило самый большой зал для прощания и назначило похороны Александра Израилевича на четверг.
– Материально нам помог лишь завод имени Жданова, на котором работал папа, – рассказывает Андрей Айол. – Хотя мне звонили из Смольного и тоже обещали помочь материально, но позже.
В результате на похороны первой жертвы монетизации пришли лишь те, кто близко знал покойного, – родные и более пятидесяти бывших коллег-кораблестроителей. Власти предержащие в траурном зале замечены не были. Правда, из Законодательного собрания пришел помощник одного депутата с букетом цветов.
Многие из тех, кто пришел проститься с Александром Израилевичем, видели в теленовостях сюжет, во время которого показывалась злополучная пленка, запечатлевшая нападение митингующих на машину. Люди просто не верили своим глазам и говорили, что такого просто не может быть. Шоком для них стало то, что в трагическом происшествии и милиция, и представители власти обвиняют самого Александра Израилевича. Многие говорили, что не верят в то, что тихий пенсионер мог бросаться на двигавшийся автомобиль и пытался прорваться в салон к женщине и ребенку.
– Никто и никогда не убедит меня в том, что Саша мог напасть на семилетнего мальчика, – рассказывает один из его бывших коллег. – Этот человек мухи обидеть не мог, всегда помогал слабым, заступался за них...
Похороны прошли тихо и спокойно, а на поминки собрались лишь близкие родственники.
Последний приют Александр Израилевич нашел там, где хотел. Его похоронили в колумбарии крематория, рядом с мамой Эсфирью Семеновной и супругой Лидией Николаевной, которая умерла в 1997 году.
По всей видимости, теперь о его смерти все попытаются забыть. Руководство ГУВД открыто заявило с телеэкранов, что водитель, задавивший пенсионера, ни в чем не виноват. На его месте в такой ситуации могли оказаться многие – и с тем же трагическим исходом. Молодой мужчина сам оказался в положении потерпевшего. Истинных же виновников случившегося – тех, кто создал социальную напряженность, в результате чего люди вышли на улицу, превратившись в обезумевшую толпу, – наказание не ждет.

Андрей ИВАНОВ