От кончины до почина

24 января 2005 10:00

«Камень на камень, кирпич на кирпич, Умер наш Ленин Владимир Ильич...»



С этого дня все неприятности и начались. У царей все было просто: папаня срок на троне отмотал, Богу душу отдал, а корона к старшему сыну переходит. А у большевиков механизм передачи власти опробован не был. И вплоть до года Великого Почина мы шли методом проб и ошибок, путая цель и средство. В основу-то положили хорошее старое правило: коней на переправе не меняют. Только ездоков. Значит, надо было соорудить такой перевозище для страны, чтобы самим меняться не чаще скакунов на крыше Большого театра. Сварганили: «Построение социализма». Лучшего средства для сохранения власти, вроде, и не придумаешь. Ну, навесили всем на уши лозунгов и призывов, как игрушек на елку: «Земля крестьянам!» «Заводы рабочим!» «Семья – ячейка государства!» и пр. – и вперед! Но! Поехали!
А вожак возьми да и помри. И стоп телега. Опробовали мумификацию власти, как способ вечного ее хранения. Вождю-сменщику процедура на душу не легла: на всех лошаков-соратников мавзолеев не напасешься. И власть приходилось с ними делить. Так на тридцать лет единственным способом сохранения трона стала ротация аппарата с помощью постоянной ампутации его членов. Выжившие лечились в различных трудовых профилакториях. После разоблачения культа личности ампутацию заменили санацией. Лечили в тех же профилакториях, а для сохранения власти придумали новую переправу – «Построение коммунизма». Срочно модифицировали призывы и лозунги. Авторы обещания: «Мы будем жить при коммунизме!» его выполнили. Для себя. И санация как-то быстро и незаметно трансформировалась в манипуляцию, а ячейкой государства стала партийная семья.
Новации чуть было не привели власть к ее деформации. От них страну заслонила исколотая многочисленными наградами грудь нового генсека. Возвратились к первой цели: социализму. Но уже развитому. И опять же бессрочному. Вернулись и к мумификации, только в живом воплощении: начался период деградации власти. Попытки ее реанимации заканчивались кремацией. Но зато точно определился порядок чередования правителей: лысый – волосатый, лысый – волосатый...
Началась перестройка: еще одна попытка построения социализма, но уже с человеческим лицом. Про другие части тела забыли, и реформация власти с помощью косметики закончилась распадом СССР. Но Россия твердо шла своей дорогой – волосатый! С ним и поперлись напролом. Уже методом пробок и ошибок. Алкоголизация власти сопровождалась ее ненавязчивой приватизацией, которая продолжалась до тех пор, пока государство не стало ячейкой Семьи.
Вот на этой благодатной почве выросла и расцвела младая отрасль науки – властеведение. Ее корифеи скрупулезно изучили систему сообщающихся сосудов «власть – деньги – власть» и сделали гениальное открытие в процессе построения либерально-демократического унитаризма: главное в нашем неповторимом государстве – самодостаточность власти и ее правильная преемственность. Это исконно русское изобретение, и к нему уже никто не примажется, как Маркони к радио Попова или Эдисон к лампочке Ильича. Можно смело сказать: данный почин тянет на Нобелевскую.
1. Вхождение во власть лучше сделать тихо, незаметно. Орудовать отмычками, фомками или монтировками не рекомендуется. О предшественника ноги не вытирать не обязательно. Лучше воспользоваться его ключами.
2. За первые 4 года выборы власти на местах заменяются вертикальной иерархией. Модернизируется и институт прогнившего парламентаризма. (Этот прием заимствован из программы Немецкой национал-социалистической рабочей партии Германии, изложен в книге Адольфа Гитлера «Моя борьба», – хорошие идеи не должны пылиться на полках истории). Но наша вертикаль отличается размерами: наверху не видно и не слышно, что происходит внизу. Это тот самый момент истины, когда одни не могут, а другие их не хотят. И наоборот.
Несменяемость Думы достигается путем конструирования уникальной системы многопартийного парламента, когда в Думу проходят всего 4 партии, но на 99,9% депутаты нижней палаты, каждый попеременно, состоял в добром десятке партобразований, начиная с КПСС. Такого в истории парламентаризма еще не было: к власти каждые 4 года приходят разные партии, а в Думе сидят одни и те же лица. Бессменно. Со своим стулом и стульчаком.
3. Бессменность самой власти осуществляется с помощью сложной гомотрансплантации, которая пришла на место примитивной смены волосатого на лысого. Для этого надо интеллигентность и образованность Никиты Сергеевича приставить к благочестию Владимира Ильича, присоединить к ним доверчивость и отзывчивость Иосифа Виссарионовича, разбавить непотопляемостью Анастаса Ивановича да пришить к этому скромность Леонида Ильича, терпимость Юрия Владимировича, трезвость Бориса Николаевича и красноречие Виктора Степановича. И получится то, что мы и получили: наш отечественный Фрадкинштейн. И все его правительство.
Это бесспорная победа на пути построения построения всех в затылок. Мы снова верной дорогой идем, товарищи! Центробежной тропой по спирали, намотанной на вертикаль. Ленин умер. Да здравствует Ленин! Теперь только ждем команды: «В счастливое будущее колонной в затылок по одному – шагом арш! Запевай!»
Надежда только на тех, кто слов этого гимна не знает. И никогда не захочет их знать.

Виктор МАКАРОВ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close