Под дверью

3 февраля 2005 10:00

...Веселый поселок, проспект Большевиков, Дальневосточный проспект. Местечко, прямо скажем, так себе – тем более зимой: тротуары вдоль проезжей части и то не чистят, а уж во дворах... Или гололед – или снежная каша по колено. Но как бы ни было холодно и скользко, идут и идут сюда нескончаемой толпой старики.

Ветеран умер, так и не достоявшись в очереди в пенсионный фонд




В глубине квартала, в типовом здании бывшего детского садика, находится Управление Пенсионного фонда РФ по Невскому району Петербурга. Очередь, как рассказывают жители окрестных домов, стоит у входа перманентно.
Вчера, на момент верстки номера «НГ», на улице терпеливо мерзли человек тридцать.
– Это еще ничего, – вздыхает бабушка в потертой шубе. – Бывало и сто–сто пятьдесят...
Многие из сегодняшних «стояльцев» ездят в пенсионный фонд как на работу еще с декабря. Зачем? Пытаются разобраться в хитросплетениях цифр, получают какие-то бумаги... Может, людям на заслуженном отдыхе просто нечем заняться?.. Удивительно, но едва ли не каждый третий из них причиной визита к чиновникам называет: «Не начислили пенсию». По телефону клиентам информации не дают, впрочем, и дозвониться невозможно: либо хронически занято, либо не снимают трубку.
Точно так же коротали пенсионеры под дверью фонда минувший понедельник. В пятом часу вечера ряды их чуть поредели. 75-летний мужчина не выдержал, схватился за сердце и на глазах у всего честного народа умер.
– Он чуть отошел в сторону, повалился на бок, – рассказывает очевидица происшедшего, 72-летняя Аида Рамазанова (имя и фамилия по ее просьбе изменены). – Я достала валидол и нитроглицерин, и мы с еще одной женщиной пробовали помочь ему, сунуть в рот таблетку...
Старики начали колотить в запертую дверь, стучать в окно. Умоляли вызвать врача. Им никто не открыл.
У одной из пенсионерок, помоложе, оказался мобильный телефон. Позвонили в «скорую», приехала бригада. Но было уже поздно.
Сейчас районная прокуратура проводит проверку по факту смерти петербуржца Виталия Сергеевича Печникова. Проверка же по факту скотского отношения ко всем остальным клиентам фонда, похоже, не планируется.
Несмотря на то, что вопросы очевидны. Почему, например, ветеранов вынуждают часами маяться на морозе, не пускают внутрь? «Там же полно места, пустые коридоры!» – недоумевают люди. Мало того, многие сотрудники, судя по словам пенсионеров, и вовсе принимают посетителей в час по чайной ложке.
– Пропустите кого-нибудь с улицы Крыленко, у инспектора по этому участку вообще никого нет! – увещевала охранника дама, только что побывавшая в святая святых. Тщетно.
Подчеркнем, аргумент типа «но есть же у чиновников и другие дела» здесь не работает: прием ведется только по определенным дням.
И ладно бы – сложные, запутанные дела (хотя что может быть сверхсложного? есть же база данных, специалисты, технологии...). Но ведь по любому пустячному поводу, даже чтобы элементарно поставить печать на справку, надо снова и снова давиться в общей очереди. Снова и снова. По второму, по пятому кругу...
– В поликлинике нас за арестантов держат, здесь унижают! – в сердцах выкрикнул мужчина лет семидесяти.
В связи с монетизацией льгот проблем стало еще больше. Доплаты, компенсации, неразбериха – федеральные льготники, региональные... И это, видимо, только начало.

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
фото Дмитрия ГУСАРИНА