Эффект плацебо

10 февраля 2005 10:00

Проблема с лекарствами для ветеранов и инвалидов в стареющем Питере всегда была одной из самых больных. А на фоне грянувшей монетизации – обострилась до крайности




Вплоть до конца января руководство города не желало признавать очевидных проколов и стояло на том, что с льготными препаратами «ситуация у нас стабильная». Нынче лекарственный дефицит (выяснилось-таки, что это не «провокация оппозиционеров») обсуждается в верхах едва ли не ежедневно, встречу в Смольном сменяет совещание в полпредстве... И никто не хочет признавать своей вины. Снова людей грузят чередой внушительных цифр, названиями фирм, которые что-то там недопоставили, и пытаются вместо капсул и порошков накормить больных пустыми обещаниями... В принципе, местным властям даже удобно, что медикаменты для питерских «федеральных» льготников поступают теперь только из центра: всегда можно сослаться на «московские огрехи».
Дата стопроцентного обеспечения мегаполиса льготными лекарствами плавно отдвигается все дальше и дальше. Теперь речь идет уже о середине или конце марта. Тем временем наиболее стойкие бабушки-дедушки с утра до вечера томятся в поликлиниках, в надежде получить хотя бы «бесплатный» рецепт, а уж удастся ли отоварить его в аптеке – следующая задача («НГ» подробно рассказывала об этом в № 5 от 24.01.05). Между тем новый, усложненный порядок выдачи льготных рецептов вызывает массу нареканий и у самих докторов. И ладно бы только время и очереди, так ведь эскулапы на местах до сих пор не разобрались, кому какие таблетки можно выписывать.
На медицинских картах ветеранов появились буквы «Р» и «Ф». Как ни странно, нынче льготники «регионального подчинения» оказались перед своими «федеральными» собратьями в более выигрышном положении. Ибо, если льготник-«федерал» имеет право на бесплатные пилюли и ампулы лишь согласно утвержденному списку, то «регионалы», по идее, могут требовать, чтобы врач выписал им любые необходимые препараты, без всякого ограничения. Другое дело – знает ли об этом врач?
Пока в амбулаторном звене царит неразбериха. Но это еще полбеды. Не захлестнет ли город волна «мелкой» коррупции, которую предрекают многие эксперты? Не секрет ведь, что и без того врачи частенько работают по договору с фармацевтическими фирмами, и за то, что выписывают больным те или иные препараты, имеют хорошее вознаграждение.
Есть и иного рода опасность: по новым правилам, в рецепте указывают не конкретное наименование лекарства, а его химическую формулу.
– Этой формуле могут соответствовать препараты разных торговых марок, разной эффективности действия, разной стоимости, – объясняет депутат ЗакСа, врач Сергей Анденко. – Таким образом, по сути, мы отдаем больного на откуп фармацевту!
Неудивительно, что, при прочих равных, в аптеке предлагают по «бесплатному» рецепту самое дешевое лекарство. А цены при этом могут разниться на порядок.
Конечно, отдавать право выбора пациенту тоже нельзя: пожилые люди будут просить выписать им «на всякий случай» 5–10–15 рецептов, причем на те препараты, которые помогли когда-то сестре или соседке. С другой стороны, ведь и психологическую составляющую лечения со счетов не сбросишь: коли человек верит – помогает и простая вода. Эффект плацебо, знаете ли...
На сегодня выпутаться из этого клубка вряд ли возможно. С количеством препаратов и их учетом бы худо-бедно определиться. И тут возникает вопрос: если – предположим – действительно участковые терапевты и узкие специалисты будут выписывать льготникам все нужные им лекарства, даже и не самые дорогие, не произойдет ли так, что вскоре отпущенные деньги и вовсе закончатся?

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
фото Дмитрия ГУСАРИНА