Дело о пропавшем миллиарде

18 марта 2002 10:00

В декабре прошлого года «Новая газета» уже рассказывала о миллиарде с лишним рублей, таинственно исчезнувших в 2000 году в результате комбинации с деньгами Территориального дорожного фонда. Сегодня эта тема зазвучала с новой силой. Законодательное собрание отклонило отчет городской администрации об исполнении бюджета-2000. А Контрольно-счетная палата направила в прокуратуру города и в УБЭП материалы по результатам проверки исполнения бюджета. Речь все о том же - о бесследно растаявших миллиарде двухстах миллионах рублей...



Бюджетный кодекс России запрещает расходовать средства Территориального дорожного фонда (ТДФ) на какие-то другие, кроме «дорожных», цели. Но дело в том, что в 2000 году в ТДФ были собраны дополнительные средства, сверх тех, что были утверждены Законом о бюджете-2000. И истрачены эти деньги были не по назначению. На что? Звучали разные версии. Вице-губернатор и председатель Комитета финансов Виктор Кротов вначале заявил, что «лишние» средства были потрачены на восстановление Кировско-Выборгской линии метро. Затем он стал говорить о том, что деньги пошли на зарплату бюджетникам и на социальные программы. Контрольно-счетная палата (КСП) не удовлетворилась этими объяснениями и стала «копать» - после чего представители Комитета финансов на заседании Бюджетно-финансового комитета (БФК) Законодательного собрания фактически признали, что истратили эти деньги на досрочный выкуп городских еврооблигаций. Но для полного прояснения ситуации оставалось ждать окончательной справки КСП - которая и поступила 5 марта 2002 года за номером КСП-73.
Согласно этой справке (которая уже находится в городской прокуратуре), на досрочный выкуп еврооблигаций были «неправомерно использованы средства Территориального дорожного фонда в сумме более 1 миллиарда рублей». При этом, отмечается в справке, «Комитет финансов не представил КСП документы, связанные с досрочным выкупом еврооблигаций». И можно догадаться, почему.
Еврооблигации были выпущены летом 1997 года на сумму в 300 миллионов долларов, на пять лет под 9,5% годовых. Они пользовались на мировом фондовом рынке спросом. Это объяснялось тем, что годовой доход по питерским евробондам на целых 3% превышал, например, доход держателей казначейских облигаций США (6,5% годовых). Три дополнительных цента на вложенный доллар - и за право купить питерские облигации буквально дрались.
Но после дефолта 1998 года котировки евробондов, как и всех российских ценных бумаг, резко упали. Весной 2000 года за них давали всего 20 - 25 центов за доллар. А вот в конце 2000 года - уже 92 - 95 центов. Почему? Потому что еще летом 2000 года стало известно, что в проекте городского бюджета на 2001 год будут заложены средства на досрочное погашение еврооблигаций - почти на 150 миллионов долларов. Конечно, курс тут же подпрыгнул. И те, кто купил в 1999 - 2000 годах евробонды по 25 центов за доллар, могли теперь рассчитывать продать их по 95 центов. Еще осенью 2000 года говорили, что этим покупателем был близкий к Смольному «БАЛТОНЭКСИМбанк». К которому, в принципе, нет претензий: что незаконного в желании банкиров получить прибыль?
А вот с городской администрацией сложнее. Мало того, что она (администрация) запланировала досрочный выкуп евробондов в 2001 году, так еще и ускорила его, направив на эти цели средства ТДФ, полученные в 2000 году. По оценке КСП, на это было направлено около 50 миллионов долларов. И если учесть, что, по словам председателя КСП Дмитрия Буренина, евробонды выкупались практически по номиналу, прибыль продавцов составляла 70 - 75 центов на вложенный доллар. Или в абсолютных величинах - 35 - 40 миллионов долларов. Заметим: если бы те, кто скупил евробонды, начали продавать их на бирже, котировки бы тут же упали. А вот если ценные бумаги выкупает город - это уже совсем другое дело.
Но кто же все-таки этот баснословно удачливый покупатель? КСП так и не удалось получить ответа на этот вопрос. Они так и не добились от Комитета финансов копии платежных документов, которые бы позволили установить, кто именно предъявлял досрочно погашаемые еврооблигации к оплате. Хотя питерские законы обязывают администрацию предоставить КСП эту информацию. Но, по словам председателя КСП Дмитрия Буренина, все попытки ее получить наткнулись на глухую стену, как будто речь идет о государственной тайне. Тем не менее стоит процитировать еще одну строчку из справки КСП: «Договор комиссии на досрочный выкуп еврооблигаций заключен Комитетом финансов с ОАО «БАЛТОНЭКСИМбанк»...
Владимир Яковлев, только что вернувшийся из США и застигнутый разразившимся скандалом врасплох, назвал все эти события политическими играми, заявив, что «КСП не в ту графу посмотрела».
Однако теперь определять, в какую графу смотрела сама городская администрация, предстоит уже, по-видимому, правоохранительным органам.

Борис ВИШНЕВСКИЙ