Бензиновая река, золотые берега

14 февраля 2005 10:00

В четверг в Петербурге (как и во многих других городах) митинговали транспортники: проходила общероссийская акция протеста против роста цен на топливо. За два года бензин и солярка подорожали вдвое – в пять раз больше официального уровня инфляции. По мнению протестующих, это «приобретает масштабы национального бедствия и ставит автоперевозчиков на грань разорения». Транспортники требуют снизить цены на бензин до 11 рублей за литр и ввести государственное регулирование цен на топливо...

Транспортники требуют обуздать рост цен на топливо



На пересечении Московского шоссе и Дунайского проспекта прошла получасовая акция протеста, в которой участвовали несколько сот человек. Движение не перекрывали – все прошло спокойно и без эксцессов. Но если «топливный беспредел» не прекратится, участники акции обещали «перейти к более радикальным и решительным действиям». При этом они заявляют: была бы нормальная зарплата – за бензин можно было бы платить и больше. Но по уровню цен на бензин мы уже почти сравнялись с Западом (а то и превзошли его), что же касается зарплаты – разница составляет 20–25 раз. (Это делает ситуацию похожей на ту, что связана с «монетизацией». Пенсионеры тоже говорят: была бы нормальная пенсия – и не надо нам никаких льгот.)
Желаемого результата, впрочем (в отличие от пенсионеров, которые уже кое-чего добились) транспортники достигнут вряд ли.
То, что цены на бензин растут сверх всякой меры, известно. То, что это не имеет никакого отношения к нормальной экономике и рынку – тоже: о ценовых сговорах, благодаря которым и формируются цены на бензин, открыто говорят не только водители, но и чиновники самого высокого ранга.
«Картельное соглашение между нефтяниками по ценам на топливо есть, но действующее законодательство не позволяет доказать это», – говорит вице-премьер Александр Жуков. «Если и удается что-то доказать, то у нас в руках соломенная шпага: максимальный штраф, который можно получить за нарушение антимонопольного законодательства, – около 16 тысяч долларов. Эту сумму монополист зарабатывает за минуту», – сетует глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев.
Правда, сейчас ФАС придумала новый закон о конкуренции (к 1 марта он должен быть внесен в Госдуму), где резко повышаются штрафы, но исправит ли он бензиновую ситуацию – сказать трудно. Ведь, по выражению того же Артемьева, «участники сговора протоколов не подписывают».
Тем не менее к идее государственного регулирования цен на бензин и Жуков, и Артемьев, и министр экономики и торговли Герман Греф относятся крайне отрицательно. Такого же мнения и питерские эксперты.
«Меня учили: всякий раз, когда начинается государственное регулирование, цены почему-то вырастают, – говорит главный юрисконсульт Комитета по транспорту Александр Трубин. – Когда-то мы регулировали тарифы на маршрутки – они росли достаточно быстро. Перестали регулировать – рост цен замедлился. С бензином будет то же самое: если пытаться регулировать – или бензин станет дефицитом, или выяснится, что регулируемые тарифы также растут. А регулирующие органы найдут тысячу обоснований для этого».
«Система запретов и ограничений неэффективна, – считает председатель правления Ассоциации таксомоторного транспорта городов России Юрий Вейков. – Конечно, рост цен на бензин – результат сговора. Конечно, надо бороться с этим сговором. Но государственное регулирование цен не поможет».
Впрочем, есть и другая точка зрения.
Да, теоретически госрегулирование – это плохо. Но что делать, если «невидимая рука рынка» оказывается бессильной, а доказать сговор монополистов не удается?
Между тем бензин – особый товар: рост цен на него автоматически приводит к удорожанию практически всех других товаров и услуг (поскольку в них входит ценообразующая «транспортная составляющая»). А потому возможность государственного регулирования надо по крайней мере обсуждать. Что касается возможного дефицита – электроэнергия, газ, вода и тепло, слава богу, пока не в дефиците, хотя тарифы на них государством регулируются.
К тому же речь не о том, чтобы в приказном порядке установить низкие цены на бензин. Можно провести анализ затрат и определить цены так, чтобы продавцы оставались, конечно, с прибылью, но только не со сверхприбылью, вызванной их монопольным положением. То есть ограничить норму прибыли. Можно включать механизм регулирования только тогда, когда рост цен превышает индекс инфляции...
Нельзя делать лишь одного: сидеть сложа руки и смотреть, как очередная проблема разрастается, словно раковая опухоль.

Владимир МАКСИМОВ