Отступная технология

24 февраля 2005 10:00

Где начинаются шальные деньги – возможно все; иной ради сверхприбыли мать родную прибьет... Правда, водитель, работающий на компанию «Стройиндустрия-Н», так далеко не зашел. Он только направил «КамАЗ» в гущу людей, вставших на защиту своего двора. Собравшиеся поняли: сомнет, не остановится. И лишь когда от яростного рывка брызнула стеклом и распахнулась дверца кабины, бетоновоз-«миксер» вынужден был движение прекратить... Субботний инцидент стал очередным актом проходящей в Купчино уплотнительной драмы. Следующий – голодовка. Отчаявшиеся местные жители намерены голодать у ворот конфликтной стройплощадки до тех пор, пока к ним не приедет губернатор. Их требования, в общем-то, просты: прямой ответ на неудобные вопросы.

В Петербурге пройдет голодовка против уплотнительной застройки




Скандал с уплотнительной застройкой во дворе между домами 24–28 по улице Турку («НГ» рассказывала об этом в № 74 за 2004 год) вовсю набирает обороты. Пока представители местного населения обивают пороги судов и всевозможных инспекций, пытаясь найти законную управу на захватчика, «Стройиндустрия-Н» ударными темпами устанавливает сваи для нового пятнадцатиэтажного дома.
Незваных гостей нимало не смущает отсутствие разрешения на строительные работы. Как объясняет подрядчик, «документ скоро пройдет необходимые инстанции»... Представьте, что вы пытаетесь снять деньги с банковского счета, обещая принести необходимые бумаги «чуть опосля». Бредовая идея? Зато влезть на чужую территорию, оформляя согласования задним числом, – отнюдь не из ряда вон; для питерских застройщиков это стало уже обкатанной и удобной технологией.
«Но ведь есть же меры воздействия на зарвавшегося предпринимателя – инспекции, госнадзоры?» – возразит читатель. Есть. И они дружно разводят руками: «не можем воспрепятствовать, можем только оштрафовать».
Порки рублем застройщик сносит, не поморщившись. «Стройиндустрия», например, может до марта вести работы без согласования с ГАТИ (Государственной административно-технической инспекцией), откупившись максимум тысячью у. е. А выхлопы установленного во дворе дизель-генератора, отравляющие людям жизнь в переносном и прямом смысле, по оценке санитарных врачей, тянут и вовсе на «тысячу деревянных». По стоимости это дешевле одного кубометра бетона. А если подсчитать, сколько раствора уходит каждый день в пробуренные скважины (от 7 до 12 свай в день, по три куба на каждую), то выходит... Да только на отливку свай каждый день тратится больше, чем на все ныне выписанные штрафы!
Получается что-то вроде официально установленного отступного: инспекторы и горадминистрация снимают с коммерсантов символические суммы, предоставляя им полную свободу действий.
Судебная власть в этом вопросе солидарна с исполнительной. Ни в какую не соглашается Фемида приостановить работы до 29 марта (даты, на которую перенесено рассмотрение дела по спорному участку во Фрунзенском федеральном суде): «А кто будет оплачивать убытки компании, вызванные этой задержкой?» Забота судьи об интересах застройщика выглядит, мягко говоря, странновато. Если, конечно, не предположить, что строительство, которое не лезет ни в какие нормы, признано законным ДО начала первого заседания...
При этом – ни слова об убытках другой заинтересованной стороны. О снижении качества и рыночной стоимости квартир, перед окнами которых вырастет 56-метровая громада. О том, что нижние этажи останутся без солнца, верхние – без воды (которой и сегодня не хватает). Об остатках двора, которые будут под завязку забиты автомобилями подселенцев. О перспективах окрестных хрущевок и девятиэтажек, которые могут «поплыть» от буровых вибраций и от дополнительной нагрузки на хлипкий грунт.
– Подписанное губернатором постановление о строительстве – это что, негласное дозволение наживаться за наш счет? – спрашивают обитатели квартала.
Имя главы города здесь у всех на устах. А еще – на заборе. Стальная изгородь вокруг стройплощадки расписана нелестными пассажами в адрес чиновников вообще и Валентины Ивановны в частности.
Жители угодивших под уплотнение домов не забыли обещаний, данных адептами г-жи Матвиенко полтора года назад, в период ее избирательной кампании. Правда, все успокаивающие заявления относительно застраиваемого нынче двора – мол, не тревожьтесь, возводить тут ничего не станут, мы не допустим – были выражены устно. А на бумагу, после смены власти в городе, легло Постановление № 791 – то самое, на которое сегодня опираются агрессоры от недвижимости.
Теперь, когда с губернаторского благословения двор «украли из-под самых окон», докричаться до градоначальницы невозможно. В ответ на все петиции и просьбы – либо гробовое молчание, либо невнятные отписки.
Свое право на свет, чистый воздух и нормальную жизнь всяк защищает как может. Голодовка, которую собираются объявить активисты инициативной группы местных жителей, по их мнению, – едва ли не последнее оружие в этой борьбе. Вот приедет барин...

Дмитрий ПОЛЯНСКИЙ
фото Юлии МАКСИМОВОЙ