Военно-липовый роман

10 марта 2005 10:00

Два десятка лет беспорочной службы... По труду и государственная награда. А за ней – почет, уважение, повышение... Стоп. Это по обычной логике. А у руководства Ленинградского военного округа логика своя. Будто в кривом зеркале отразилась медаль, которую недавно с наилучшими пожеланиями вручили полковнику Ручкину. Теперь доблестного воина требуют отстранить от должности, подвергнуть дисциплинарным и финансовым взысканиям, а в перспективе – и уголовному преследованию...



Но сперва несколько слов о епархии Владимира Ручкина: он руководит отделом лесного хозяйства и землепользования коммунально-эксплутационного управления Ленинградского военного округа. Гражданскому человеку сочетание покажется странным, но дело в том, что армия – это не только личный состав со своим разнокалиберным вооружением, но и еще немалое количество объектов и территорий, на которых эти объекты находятся. В том числе в ведении Минобороны имеются и березы-липы, оказавшиеся в границах воинских частей.
Долгие годы система военных лесхозов была вполне рентабельной (пиломатериалы, дрова)... И жилось в этом ведомстве неплохо. Но последнее время, по оценке местных лесоводов в погонах, все идет наперекосяк. Особенно изматывают нескончаемые проверки, которым подвергает их военная прокуратура. В особую немилость попали Мичуринский (в Лужском районе) и Морозовский (под Сертолово) лесхозы. Так, начальнику Мичуринского хозяйства, заслуженному лесоводу России Валентину Пилюкову неожиданно предъявили... около тридцати различных претензий.
Не будем перечислять все, остановимся лишь на одной, характерной: якобы в нарушение требований Лесного кодекса и ряда других ведомственных документов «неправомерно выписывались лесорубочные билеты на отпуск древесины», в результате чего «перебрали» заготовок на 6237 кубометров. Однако, как утверждает полковник Ручкин, никакого перебора не было – и соответствующие документы имеются. Примерно такая же ситуация и с остальными нареканиями.
Руководители же Морозовского хозяйства и вовсе якобы незаконно отдали коммерческим структурам земли Озерского лесничества, и теперь там строятся коттеджи. Между тем еще в 2003 году, в соответствии с генпланом развития Сертолова, утверждены новые границы городской черты. Часть кварталов названного лесничества административно вошла в состав мегаполиса и принадлежать армии перестала. Загвоздка лишь в том, что на официальном уровне оформление бумаг так и не было доведено до конца – но это уже явно не вина военных.
Прокуратура тем не менее настаивает, что все «выявленные безобразия» имели место, и требует полковника Ручкина «убрать». Однако уволить офицера, за двадцать лет службы не имевшего ни одного замечания, не так-то просто. А потому Владимиру Викторовичу спешно были объявлены «неполное служебное соответствие», «привлечение к материальной ответственности»...
Все взыскания бравый полковник оспорил в суде и, что примечательно, – выиграл.
Правда, в этой истории прокуратура и армейское начальство Ручкина, видимо, еще не сказали своего последнего слова. Месяц назад в его кабинете был проведен обыск в рамках уголовного дела, возбужденного... пока по факту злоупотребления служебным положением со стороны еще не установленных должностных лиц Коммунально-эксплуатационного управления ЛенВО в 2002 – 2003 годах. При этом из сейфа полковника были изъяты все документы (хотя в постановлении об обыске указаны лишь документы по Всеволожскому району). А до этого, по словам Владимира Ручкина, вышестоящие чины не раз намекали ему, что для всех (и для него в первую очередь) лучшим выходом стала бы отставка по собственному желанию.
– В этом деле нет никакой юридической составляющей, – заявил «Новой» адвокат полковника Ручкина Юрий Карпенко, – зато лезет наружу подковерная борьба высокого воинского начальства.
И полковник Ручкин, и упомянутый выше Валентин Пилюков уверены, что столь пристальное внимание к их скромным персонам со стороны окружной прокуратуры не случайно. По их версии, есть установка любыми путями посадить в кресло начальника Мичуринского лесхоза бывшего руководителя 167-го лесопромышленного комбината (ЛПК) полковника Подольского.
К такой перспективе лесоводы относятся с ужасом – по их мнению, именно Подольский развалил вполне преуспевающее предприятие, доведя его до банкротства.
– Последние несколько лет, – рассказывают специалисты, – ЛПК, работая почти в полном объеме, практически не платил налогов. Сосны и клены на корню, по минимальной цене, перепродавались частным фирмам...
Полковника Подольского пришлось уволить – скандал был знатный, а на комбинате по решению арбитражного суда ввели внешнее управление. Основные фонды предприятия описали судебные приставы, да и лицензию на право лесозаготовительных работ ЛПК потерял.
Коллеги Подольского подозревают, что банкротство было искусственным. И свидетельствуют, что большой интерес к этой истории – не в надзорном, а в коммерческом аспекте – проявлял зампрокурора ЛенВО Ткачук. Теперь же, по мнению Пилюкова, наступил черед аналогичным образом поступить и с Мичуринским лесхозом.
Недавно сотрудники хозяйства, которых подобный расклад мало устраивает, направили коллективную жалобу в Минобороны.
«Новая» будет следить за развитием событий.

А. С.


Тем временем
Каждый год Минобороны выдает окружным военлесхозам наряды на вырубку деревьев. И 2005-й исключением не стал. А вот цифра... 17 тысяч кубометров – на порядок меньше, чем в предыдущие годы! Может, и правильно, скажет читатель: сбережем дубравы и рощи для потомков? Увы. «Зеленых друзей» уничтожат ничуть не меньше, чем обычно, только девять десятых древесины, причитавшейся раньше военным, достанется нынче не им, а коммерсантам. В министерстве решили, что выгоднее продавать ценное сырье на сторону, чем использовать его для своих нужд. В результате около восьмисот рабочих в военных лесхозах могут остаться без зарплаты, из-за отсутствия средств придется закрывать цеха и заготовительные участки, да и восстанавливать утраченные массивы будет не на что.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close