Тайны варшавского двора

24 марта 2005 10:00

Недавно стало известно о том, что петербуженка Елена Орлова-Глонбска собирается отсудить у Национального музея Варшавы 103 картины, некогда принадлежавшие ее двоюродному прадеду Яну Поплавскому. Речь идет о полотнах знаменитых художников XIII – XVIII веков, в том числе Рембрандта, Рубенса, Йорданса, Ван Дейка, Тинторетто. Стоимость этих картин, по оценкам специалистов, может составить несколько миллионов долларов. Однако перспектива удовлетворения иска в польском суде весьма туманна.



Двоюродный прадед Елены Ивановны профессор медицины Ян Поплавский был известным собирателем живописи, входил в Общество коллекционеров Санкт-Петербурга, возглавляемое известным географом Семеновым-Тян-Шанским. Свою коллекцию он собирал в течение 50 лет. Благодаря приятельским отношениям с наркомом просвещения Луначарским удалось не только избежать национализации коллекции, но даже отправить ее за границу. Это произошло в 1924 году, когда Поплавский отправился читать лекции в Варшавский университет.
В 1935 году родственники в России потеряли с ним связь, и долгое время считали пропавшим без вести. Только спустя шестьдесят с лишним лет стало известно, что Поплавский умер, а его картины находятся в Национальном музее Варшавы.
Узнав об этом, Орлова-Глонбска принялась за дело. Трижды она обращалась в Гатчинский суд, и все три раза суд выносил решения в ее пользу. Сначала признал доказанными родственные отношения с Яном Поплавским. Затем объявил ее наследницей двоюродного прадеда. И наконец, постановил, что 103 картины на момент смерти принадлежали ему.
По имеющейся информации, Орлова-Глонбска обращалась за помощью в Эрмитаж, но там ей ответили: мол, раз это частная коллекция, добивайтесь ее сами, вот если вы потом безвозмездно нам ее подарите, мы вам поможем. Но тут уже не согласилась «варшавская наследница».
На протяжении последних нескольких лет Елена Ивановна неоднократно обращалась к властям Варшавы, в казну городского управления, к директору Национального музея, в нотариальный суд. Но за все это время никто ей так и не ответил.
Почему? Возможно, потому, что согласно официальным документам, хранящимся в Национальном музее Варшавы и в польском Банке господарства, Поплавский в момент своей смерти собственником картин уже не являлся – в 1935 году он продал свою коллекцию музею за 450 тысяч злотых. Но Елена Ивановна считает, что этой сделки на самом деле не было. Что, воспользовавшись смертью Поплавского, картины просто-напросто украли, а документы купли-продажи оформили задним числом. Как она собирается все это доказать (а именно от этого зависит, вернется ли коллекция ее двоюродного прадеда в Россию или нет), пока неясно.

Дмитрий КРЕЧЕТОВ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close