Как начинался петербургский парламентаризм

4 апреля 2005 10:00

«15 лет, 15 лет! Весьма значительная дата!»

Из спектакля Аркадия Райкина




15 лет назад, 3 апреля, впервые за 72 с небольшим года советской власти был на альтернативной основе избран орган городской представительной власти – Ленсовет 21-го созыва. Избрали нас почти 400 человек, и началось время отсчета становления парламентаризма в нашем городе. Представители КПСС в Совете оказались в подавляющем меньшинстве.
Избранный горсовет был неопытен, практически неструктурирован, группы депутатов хаотически создавались, объединялись, рассыпались... Это было естественно – моноидеологическое государство 70 лет не позволяло людям самостоятельно думать, объединятся в любые группы по своим корпоративным интересам без контроля со стороны власти, КПСС и КГБ.
Аппарат Ленсовета в большинстве своем встретил новичков враждебно и всячески пытался направить его деятельность в привычное русло – превратить депутатский корпус в послушное стадо, которое будет дисциплинированно выполнять предписания Смольного.
Первое, что надо было сделать, это как-то отладить работу этого молодого городского парламента не по привычным лекалам Смольного. Оказалось, это очень сложно. Между тем город, как и вся страна, был приведен разваливающейся советской властью в чудовищное кризисное состояние. И советские люди, приученные к тому, что все их проблемы решает власть, ждали, что вот новые депутаты быстро решат все проблемы – наполнят прилавки продуктами и товарами, разберутся с жильем и транспортом, и все будет хорошо...
Ленсовету 21-го созыва предстояло сломать губительные советские традиции. Получилось? Скорее нет. Чиновники, в том числе и наиболее прогрессивные и демократичные типа Анатолия Собчака, с первого до последнего дня существования этого депутатского корпуса активно противопоставляли демократическим тенденциям трансформации представительного органа городской власти традиционную советскую модель. Ту модель взаимодействия представительной и исполнительной власти, когда депутатскому корпусу отводится роль легитимизации любых шагов власти исполнительной – исполкома (обкома КПСС), мэрии, администрации, мэра, губернатора. Депутатский корпус постоянно подвергался нападкам, всевозможным обвинениям, главным из которых было обвинение в бездеятельности, неконструктивности, болтливости и т. д. Но за всем этим стояло стремление исполнительной власти сохранить возможность работать бесконтрольно, распоряжаясь по своему усмотрению теми ресурсами, которыми располагал город.
В этом противостоянии и прошла почти четырехлетняя жизнь Ленсовета. Впрочем, как сказал на одной из сессий посетивший Ленсовет председатель городского Совета Нью-Йорка, он не знает ни одного города, где бы мэру города нравился городской совет, а городскому совету – мэр. Но именно в противостоянии независимых друг от друга ветвей власти и заложен главный ресурс обеспечения реализации прав и интересов граждан! Естественно, при условии существования независимого суда и свободных, независимых от власти средств массовой информации...
Советский принцип приоритета исполнительной власти взял верх окончательно уже в 93-м году. Почему так случилось? Видимо, историки и аналитики еще исследуют этот печальный факт. Опыт построения парламентаризма в Санкт-Петербурге затормозился, когда удалось разогнать строптивый и противоречивый Ленсовет. Идея становления нормального демократического городского управления практически умерла. Кстати, Ленсовет был разогнан за три месяца до замены его новым избранным городским парламентом, и уже готовилось законодательство о выборах, которое учитывало пройденный опыт. Но исполнительной власти это было не нужно! Стремление сохранить чисто советский стиль руководства городом теми же людьми, что и до 90-го года, взяло верх. Через полгода был избран почти карманный парламент из 50 депутатов на пятимиллионный город. И каждый новый его созыв становился все ближе к исполнительной власти, все послушней...

Юрий ВДОВИН,
депутат Ленсовета 21-го созыва
фото ИНТЕРПРЕСС