Реальный оптимум

4 апреля 2005 10:00

Неуютно сейчас в социально-культурной и образовательной сферах. И в центре Питера, и на окраинах «секвестируют», уплотняют, выселяют или вовсе закрывают детские сады, лицеи, подростковые клубы, стадионы, библиотеки. Теоретическая база подводится разная – то «планы реконструкции», то «недогруз». Но за мудреными формулировками часто маячит цель вполне прозаическая: здания, земельные участки, которые можно выгодно продать коммерсантам... В ответ набирает силу волна сопротивления. 12 апреля у Финляндского вокзала состоится городской митинг против антисоциальной политики Смольного. Вместе с многочисленными коллегами, оказавшимися в аналогичной ситуации, выйдут на площадь выразить свой протест и представители средней школы № 22.

Стремясь освободить школьное здание в центре города, чиновники подводят под это теорию «оптимизации»




...Метро «Василеостровская», перебежать Средний, завернуть на 7-ю линию, под арку во двор, одним прыжком вверх по лестнице – вот ты и успел до звонка... Похоже, знакомый до боли путь придется теперь проделывать только во сне.
Хорошо хоть закончить четвертую четверть дают. А уж дальше...
Тут, видимо, стоит сказать несколько слов о специфике 22-й средней, она же – 1-я реальная. Это, правда, первая и на сегодня одна из немногих в Петербурге многопрофильных общеобразовательных школ. Учатся в ней только старшеклассники, получая углубленную подготовку по выбранным специальностям: экономика и менеджмент, делопроизводство, история и право, информатика, кулинария, декоративно-прикладное искусство, психология, микробиология, иностранные языки. Более двух третей ребят ездят сюда с других концов города и даже из области – из Удельной, из Гатчины, из-под Тосно; многие перевелись в 22-ю из престижных альма-матер, где были не последними учениками. На вопрос «почему?» отвечают: здесь неограниченные возможности и перспективы, нет муштры, зато есть уважение (тинейджеры используют английское словечко «респект»)... Родители подчеркивают: и бесплатно.
– Моя Наташа занималась в 622-й гимназии, в Озерках, – говорит мама, Анжелика Крутикова. – В двух шагах от дома, и оценки были хорошие... Но там ни во что ни ставили ни детей, ни родителей – относились к нам, как к источнику финансирования! А сейчас дочь просто расцвела...
Добавьте к этому стабильно высокие (гораздо выше средних по городу) баллы учащихся по базовым предметам, призовые места на всевозможных конкурсах и олимпиадах. Преподаватели – заслуженные учителя России, мальчики и девочки – «Надежды года». Хотя, по-моему, не это главное. Куда интереснее просматривать анкеты, которые выпускники заполняют перед тем, как навсегда вылететь из гнезда (пачки листков, испещренных авторучками, карандашами, фломастерами, педагоги бережно сохраняют из года в год). Казалось бы: вот он, момент истины, когда бояться уже нечего и можно отомстить за все обиды, тем паче что и фамилию указывать не нужно. Что бы вы думали – за все годы проведения опроса не нашлось ни одного человека, кому в этой школе было бы некомфортно...
Когда по району пронесся слух о том, что 22-ю закрывают, сначала решили, что это розыгрыш. Потом в школе начали появляться странные визитеры.
– Лощеные молодые люди в дорогих костюмах, – рассказывает преподаватель истории Валерий Иванов. – Ходят по этажам, приглядываются... На все вопросы отвечают в таком духе, что, мол, имеем право...
Потом на 22-ю обрушилась лавина проверок. Придирались к каждой запятой, словно негласную директиву отрабатывали: любой ценой доказать – не такая уж и замечательная эта школа. Руководство увязло в бесконечных оправданиях по инстанциям.
Стало не до шуток.
Трудовой коллектив обратился к чиновникам за разъяснениями. «Планируется реорганизация ГОУ № 22 в форме слияния с ГОУ № 33. Это вызвано необходимостью оптимизации сети образовательных учреждений в районе и создания условий для учебно-воспитательного процесса» – такого содержания ответы пришли в школу под грифом образовательного ведомства районного и городского уровней. А затем, на запрос депутата ЗакСа Алексея Ковалева, фактически под копирку, – и от губернатора.
Изыски функционеров обычному разумению не поддаются. О какой оптимизации речь? Вернемся на три месяца назад: среднюю школу № 142 на Арсенальной набережной внезапно закрывают посреди учебного года («НГ» следит за развитием конфликта) якобы из-за «недогруза». При этом говорится, что так будут поступать со всеми «нерентабельными» учебными заведениями. Что ж, средняя школа № 33 на Морской набережной заполнена едва ли наполовину. В то время как 22-я недостатка в учащихся явно не испытывает – скорее наоборот. Задача с двумя известными... Но, вероятно, в угоду исполнительной власти придется перетряхнуть основы арифметики и логики: из списка петербургских ГОУ исчезнет как раз школа на 7-й линии.
Сегодня учителя готовят исковое заявление в суд.
– Это или вопиющая юридическая безграмотность, или кто-то кого-то намеренно хочет подставить, – удивляется замдиректора Юрий Годин. – Как можно оперировать понятием «реорганизация», если наша школа № 22 перестает существовать как юридическое лицо?!
Примечательно, что ниву знаний тем временем в очередной раз перепахивают: с будущего года все старшие классы в составе ГОУ «без уклона» (не гимназий, не лицеев) должны стать «профильными». Уже и соответствующее распоряжение из недр Комитета по образованию правительства города вышло. Иными словами, 1-я реальная школа становится ценна вдвойне: как лидер, распространитель передового опыта и т. д. Но это если руководствоваться здравым смыслом. А чиновники считают иначе. Они почему-то уверены, что смогут росчерком пера превратить школу № 33 в «многопрофильную», укомплектовать ее до нормы питомцами ликвидированной 22-й – и таким образом и по выполнению реформы отчитаться, и обеспечить работой всех преподавателей.


– ...Абсурд! – продолжает Юрий Годин. – Ведь чтобы поменять статус учреждения, надо сперва получить лицензию, свидетельство о государственной аккредитации, пройти аттестацию... Я уж не говорю, что это займет бездну времени, но позвольте – за счет каких ресурсов? Кто сказал, что наши ученики и сотрудники автоматически туда перейдут?
Добираться до 33-й четверть часа на маршрутке от метро «Приморская». Еще раньше вставать и 700 рублей в месяц из семейного бюджета долой. Хотя, конечно, дело не только и не столько в расстояниях.
Десятиклассники и их мамы-папы высказались на прошлой неделе предельно ясно. Вот протокол общего собрания, в графе: «Согласны ли вы?..» абсолютно все родители поставили: «НЕТ».
– Наши дети – не игрушки, чтобы их туда-сюда перекидывать, – подытожил отец Михаила Балина Александр.
Так что результат головотяпской оптимизации уже сегодня налицо. Больше двухсот юношей и девушек накануне последнего, самого сложного года учебы остаются фактически на улице.
«Мы так долго искали именно эту школу... ради нее бросили специализированную французскую», – еле сдерживает слезы мать Леонида, Евгения Дерюгина. Страшно переживает и отец Полины, Юрий Опалинский: «Неужели теперь придется все начинать заново?!.» Их дети, оба художники, по словам родителей, только здесь наконец-то почувствовали себя личностями, обрели адекватную самооценку.
Коней на переправе менять – хуже нет. В 11-й класс – даже в не очень сильную школу – попробуй еще устройся – учитывая, что сейчас везде свои программы, свои требования. Да попробуй адаптироваться... Ломается психика подростков, калечатся судьбы. Само собой, без учеников разрушится и уникальный, сплоченный педагогический коллектив, потеряются эксклюзивные методики.
И ради чего?
Четырехэтажный дом, напротив входа в метро, площадью 3300 квадратных метров. Судя по бумагам, его предполагают в дальнейшем отдать 30-му физико-математическому лицею (который занимает свое просторное, специально для него выстроенное здание и на нехватку помещений никогда не жаловался). Ни родители, ни учителя в это не верят. По неофициальной информации, на лакомую недвижимость претендуют по крайней мере два банка: петербургский и московский.

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
фото Александра БАНЬКОВА