Тише едешь – меньше тратишь

21 апреля 2005 10:00

Третий месяц тянется история, мягко говоря, не делающая чести питерской власти. Во второй раз подряд губернатор Валентина Матвиенко возвращает в городской парламент без подписания закон «О дополнительных мерах социальной поддержки детей и молодежи в Санкт-Петербурге». Результат прост: самые незащищенные категории горожан и по сей день не имеют возможности бесплатно пользоваться общественным транспортом.




Проект соответствующего закона комиссия ЗакСа по социальным вопросам предложила, как только начались первые митинги против «монетизации». Суть закона была проста.
Во-первых, дать право бесплатного проезда детям-сиротам, детям, оставшимся без попечения родителей, детям-инвалидам и лицам, их сопровождающим, школьникам и учащимся ПТУ и техникумов из многодетных семей, и детям, получающим пенсию по случаю потери кормильца.
Во-вторых, установить законом, что школьники и студенты могут покупать льготные карточки, стоимость которых не должна превышать соответственно 20 и 40% от стоимости обычного проездного билета. Иначе говоря, 120 и 240 рублей – по нынешним ценам.
В-третьих, иногородним детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, которые обучаются в питерских учебных заведениях, раз в году предоставлялось право бесплатного проезда к месту жительства и обратно.
Актуальность такого закона не вызывала сомнений ни у кого из депутатов: голосовали практически единогласно. Да и что можно возразить, скажем, против необходимости бесплатного проезда в общественном транспорте тех, кто сопровождает ребенка-инвалида, который просто не может сам никуда поехать? Ни к врачу, ни к родственникам.
При этом государство выделило семьям с детьми-инвалидами настолько «щедрые» компенсации, что хотелось бы, чтобы на них попробовали прожить те, кто предлагал, и те, кто принимал закон о монетизации. Но их дети, видимо, вполне здоровы...
Закон был принят – и натолкнулся на губернаторское вето. Нет-нет, Валентина Матвиенко в принципе не имела ничего против, но предлагала ряд поправок. По сути – редакционных, ничего содержательно не меняющих в законе. Ничто не мешало губернатору внести все эти предложения во время обсуждения закона, но этого не сделали.
Через месяц, когда были пройдены все положенные парламентские процедуры и выдержаны сроки, закон приняли еще раз, учтя большинство поправок Матвиенко. И... губернатор вновь отказалась подписать закон, которого ждали сотни тысяч горожан. Вновь предложены поправки, практически ничего не меняющие по существу. А значит, впереди уже третий парламентский «круг».
В лучшем случае – если губернаторские поправки примут и Валентина Ивановна не решит, что в законе надо еще что-нибудь скорректировать, – до его вступления в силу пройдет еще месяц...
В чем причина столь придирчивого отношения губернатора к закону – понять сложно. В конце концов, никто не мешал его подписать и уже потом предлагать какие-то поправки, чтобы не заставлять ждать тех, для кого этот закон жизненно важен.
Единственная убедительная гипотеза заключается в том, что Смольный просто тянет время, всеми силами откладывая вступление в силу нежелательного закона, против которого невозможно публично возражать. Вот и используются процедурные и юридические зацепки. Логика проста: чем позже закон заработает – тем меньше денег надо будет потратить из городского бюджета.
Такая вот «экономия», понимаешь.

Владимир МАКСИМОВ
фото ИНТЕРПРЕСС