Девятнадцать – не возраст

28 мая 2005 10:00

26 апреля, в 1986 году, произошла авария на Чернобыльской атомной электростанции. Тогда в атмосферу было выброшено более 90 млн кюри опасных радионуклидов. По данным ООН, радиоактивному облучению подверглись около 8 с половиной миллионов жителей Белоруссии, Украины, России и других стран. Около 155 тысяч квадратных километров территории оказалось загрязнено цезием-137 и стронцием-90 с периодом полураспада 30 и 28 лет.



Во вторник в Институте региональной прессы состоялось мероприятие, посвященное печальной дате. И что характерно – в полупустом зале. Не привлекли народ даже такие известные всей стране лица, как членкор РАН, президент Центра экологической политики России Алексей Яблоков, знаменитый правозащитник Александр Никитин, журналист Григорий Пасько... Всего несколько лет назад эти люди собирали полные аудитории.
Возможно, пришло новое поколение, для которого Чернобыль – один из пыльных раритетов далекого прошлого? И что толку, по-видимому считает оно, муссировать события этакой давности?
Спору нет, 19 лет – срок. Но осознали ли мы за это время уроки, которые должны были извлечь из самой страшной техногенной катастрофы, случившейся на Земле, – вот вопрос...
– Год назад Швецию потрясли данные последних исследований, – говорит Алексей Яблоков. – Как выяснилось, Чернобыль для граждан этой страны обернулся не только сотнями самопроизвольных выкидышей – беременные женщины теряли детей сразу после радиоактивного дождя, – но и 700 случаями онкологических заболеваний.
Скандинавы в панике.
А в Белоруссии уровень раковых патологий на сегодняшний день по сравнению с 1985 годом вырос на 40%. Без комментариев.
Помним ли мы о 600 тысячах ликвидаторах, загонявших ядерную скверну под саркофаг? По данным Яблокова, их дети и внуки имеют в хромосомах генетические нарушения. Сначала люди, в мае 1986-го заслонившие мир собой, вообще не знали о последствиях трагедии. Потом постепенно поняли, что расплатились собственным здоровьем... Теперь уже ясно, что цена их подвига неизмеримо выше.
Чернобыль предвосхитил все катастрофы начала третьего тысячелетия.
– ...Сегодня жители 30-километровой зоны АЭС не обеспечены даже элементарными препаратами йодистого калия, – говорит председатель «Зеленого мира» Олег Бодров. – А все потому, что концерн Росэнергоатом прекратил планирование защитных и профилактических мероприятий для населения.
По утверждению экологов, в атомном городе Сосновый Бор обеспеченность радиационными укрытиями составляет едва ли четверть от нормы. Жители не имеют работоспособных противогазов, а планы эвакуации населения в случае радиационной аварии не уточнялись со времен СССР! В данном случае речь идет о городе, где живут 65 тысяч человек. А что тогда говорить о Петербурге, находящемся всего в 80 километрах от ЛАЭС?
Скажем больше, накануне годовщины известная в стране группа «Экозащита» направила запросы в подразделения МЧС 14 городов России с просьбой ознакомиться с упомянутыми планами эвакуации населения.
Реакция оказалась выразительной. «Зеленым» ответили лишь 6 подразделений МЧС. И только Калининградские спасатели рассказали, что к чему. Остальные сослались на секретность. (Ни в одном законе РФ нет для этого оснований).
Вообще говоря, Чернобыльская годовщина – неплохой повод обсудить позицию отечественного атомного лобби. Минатом, испытывавший после 1986 года комплекс неполноценности, во второй половине 90-х кинулся в другую крайность – безапелляционную самоуверенность, доходящую порой до пренебрежения законом.
Возьмем тот же Сосновый Бор.
– На территории ЛАЭС без экологической экспертизы, без обсуждения с общественностью построен крупнейший в Европе завод «Экомет С» по переплавке металлических радиоактивных отходов, – возмущается Олег Бодров. – В 2004 году без веских на то оснований продлена еще на 15 лет жизнь выработавшего свой ресурс первого энергоблока станции. А сейчас начато финансирование проекта новой АЭС с новым реактором ВВЭР-1500...
Да-да, вы не ослышались. Стряхните дрему: под Петербургом планируется строительство нового грандиозного атомного блока, который вырастет либо на территории заказника Котельский, в 50 километрах от эстонской границы, либо рядом с ЛАЭС. Знаете ли вы об этом? Наверняка нет, потому что информации почти не было, общественных обсуждений, как положено по закону, не проводилось вовсе.
А разве это не касается напрямую нынешних молодых, их детей и внуков?
Ну и напоследок. С начала нынешнего года прекратил свою работу общественный совет при Минатоме России, позволявший худо-бедно обсуждать актуальные проблемы безопасности атомных технологий. По словам Алексея Яблокова, экологов обвинили... в шпионаже. Так-то.

Лина ЗЕРНОВА



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close