Судьи, которых мы потеряли

1 апреля 2002 10:00

О судебной коррупции сказано много, однако мало кто знает, как на самом деле обстоят дела в судейском сообществе. По официальным данным, за последние пять лет из нескольких десятков тысяч российских судей по компрометирующим обстоятельствам полномочий лишены около 400 человек. Сделано это их же коллегами - членами квалификационных коллегий. Уголовных дел в отношении проштрафившихся судей возбуждено намного меньше - здесь счет идет на десятки. А уж количество вынесенных обвинительных приговоров исчисляется вообще единицами. Аналогичная картина и в Петербурге. С 1997 года по сегодняшний день ряды судейского сообщества города не по своей воле покинули 11 человек. 10 из них это заставили сделать подозрения в нечистоплотности. Но лишь двое петербургских судей попали на скамью подсудимых, в других случаях до возбуждения уголовных дел не дошло. Впрочем, и эти два судебных дела в конечном счете развалились, и судей оправдали...





Как нам кажется, печальный опыт достоин изучения. «Новая газета» решила проанализировать те случаи последних лет, когда питерские судьи лишались полномочий. И, хотя речь идет о событиях прошлого и многое из описанного уже встречалось в прессе, эти истории, сведенные воедино, приобретают, на наш взгляд, новое качество. Или хотя бы служат информацией к размышлению... Этому мы и посвящаем цикл публикаций.
Уход судьи Елены Яковлевой из Смольнинского суда сопровождался громким скандалом. Квалификационная коллегия судей Петербурга лишила ее судейских полномочий в апреле 1997 года, но претензии к ней появились значительно раньше. Еще в 1993 году Яковлеву строго предупредили за грубую волокиту при рассмотрении уголовных дел и, мягко говоря, слабое знание уголовно-процессуальных норм. Но предупреждение, похоже, пропало втуне. Когда коллеги проверили ее деятельность в 1997 году, оказалось, что из 547 дел, находившихся на тот момент у Елены Яковлевой, приблизительно половина (по большей части так называемые протокольные формы по делам незначительной тяжести) поступили к ней еще в 1993 - 1995 годах и с тех пор лежали без движения. По 119 делам не удалось отыскать вообще никаких следов работы: ни постановлений о назначении слушаний, ни протоколов судебных заседаний. При этом нельзя сказать, что Елена Яковлева была перегружена: в год она рассматривала по 70 - 90 дел, тогда как ее коллеги - по 170 - 250.
Но самое страшное - это то, что по целому ряду дел, по которым люди уже отбывали наказание, назначенное им судьей Яковлевой, приговоры не были официально оформлены. Вместо этого в делах имелись лишь малоразборчивые черновые записи, не было даже подписей членов судебной коллегии. В результате осужденные не могли получить копии приговоров, а из-за этого не могли обжаловать решение суда в вышестоящей инстанции.
Мало того, одного из своих «клиентов» Яковлева вообще упекла за решетку без возбуждения уголовного дела. Некто Евгений Сорокин в 1994 году попал в суд за совершение незначительного проступка. Несмотря на то что в отношении него не было возбуждено уголовное дело, судья распорядилась взять Сорокина под стражу, и в январе 1995 года его арестовали. Но его дело судья рассматривать, похоже, не собиралась. Два года Сорокин провел за решеткой без суда и следствия, пока его, наконец, не распорядился освободить председатель Смольнинского суда.
Были и другие вопиющие нарушения. Словом, в марте 2000 года Квалификационная коллегия петербургских судей дала согласие на привлечение Елены Яковлевой к уголовной ответственности, после чего она ушла в отставку.
В мае 2001 года за волокиту лишился судейского статуса и Вадим Шевченко, судья Куйбышевского федерального суда и бывший председатель Петербургского совета судей. Поводом стали два дела: некоего Константина Лаврова и Алексея Смяцкого - их судья Шевченко рассматривал около четырех с половиной лет. Дело Лаврова, обвинявшегося в получении взятки, поступило к Шевченко в мае 1996 года. Но судья назначил его слушания лишь спустя три с лишним года. Сам Шевченко объяснял это тем, что в первую очередь старался рассмотреть дела, по которым подсудимые находились под стражей и истекал максимально возможный срок их содержания за решеткой.
Впрочем, в защиту судей можно сказать, что число находящихся у них в производстве дел редко оставляет время на размышления. В среднем на одного судью районного суда приходится в год по 200 - 500 уголовных дел. Гражданских - и того больше, до тысячи в год. К тому же и истцы, и тем более ответчики, их свидетели и адвокаты часто сами стремятся затянуть судебное разбирательство на максимально долгий срок. Так что за волокиту можно притянуть практически любого судью, было бы желание. И все же...

Алексей СЕМЕНОВ