Ответный ход

1 апреля 2002 10:00

Управление Генпрокуратуры по Северо-Западному федеральному округу России возбудило уголовное дело по факту клеветы, содержащейся в публикации «Новой газеты» в отношении заместителя прокурора Санкт-Петербурга Бориса Салмаксова. Речь о статье «Меченые прокуроры», опубликованной 21 января 2002 года, где рассказывается о злоупотреблениях в Горпрокуратуре Петербурга. Понятно, что в прокуратуре эта публикация никакого восторга не вызвала. И вот, спустя два месяца, прокуроры нанесли ответный удар.





В статье «Меченые прокуроры» говорится о многом. В том числе об эпизоде, который в свое время наделал в Петербурге много шума. О том, что сын зампрокурора Петербурга Бориса Салмаксова Андрей якобы вымогал взятку в 1 миллион долларов у соратников авторитетного бизнесмена Михаила Мирилашвили за положительное решение его дела. При этом сын зампрокурора якобы успел получить от друзей Мирилашвили аванс в 50 тысяч долларов, а переговоры он вел от имени не только своего отца, но и прокурора Петербурга Ивана Сыдорука.
Эту сенсационную новость распространил в Петербурге в октябре прошлого года ближайший соратник находящегося уже больше года в заключении Михаила Мирилашвили - Владимир Пратусевич. Он утверждал, что у него имелась даже видеозапись беседы с сыном зампрокурора, которую он якобы передал в Генпрокуратуру. Кстати, Генпрокуратура тогда возбудила уголовное дело в отношении Салмаксова-младшего. А все городские СМИ, естественно, уделили сенсации немало внимания - на эту тему вышло много статей. Писала об этом, разумеется и «Новая газета».
Но 5 февраля 2002 года уголовное дело в отношении Салмаксова-младшего было прекращено в связи с отсутствием события преступления. Утих и интерес к этой теме в СМИ.
Тем не менее Северо-Западное управление Генпрокуратуры усмотрело в публикации «Новой газеты» клевету. 19 марта было заведено уголовное дело по достаточно экзотической статье - 298 часть 3 УК РФ (клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, проводящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления).
Впрочем, в Управлении Генпрокуратуры по Северо-Западу нас успокоили, что речь не идет об обвинении самой газеты.
- Дело возбуждено по факту клеветы не в отношении газеты, а в отношении неустановленного лица, - сообщил старший прокурор следственного отдела Валерий Григорьев. - Это лицо, как мы посчитали, распространило заведомо ложные сведения, собрало их, принесло в редакцию и путем использования редакционных возможностей нанесло ущерб. Подчеркиваю, мы возбуждали дело не в отношении редактора или журналиста, а в отношении этого лица.
То есть фигурантом по делу должно стать «неустановленное лицо». Какое? Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что это могут быть соратники Михаила Мирилашвили, которые всеми правдами и неправдами пытаются вытащить своего босса из-за решетки. Скомпрометировать следствие (а его ведет как раз прокуратура Санкт-Петербурга) - один из способов борьбы с «органами». Теперь «лицу» может грозить до 4 лет лишения свободы - таков максимальный срок, предусмотренный частью 3 статьи 298.
Вместе с тем, несмотря на уверения прокуратуры, нельзя исключать возможные последствия и для «Новой газеты». Тем более если учесть определенные характерные закономерности.
Во-первых, как уже было сказано, на тему «взяточничества» Салмаксова вышли десятки статей. И тем не менее «крайней» оказалась именно «Новая газета». Почему?
Во-вторых, уголовное дело появилось лишь спустя два месяца после публикации. Чем объяснить такую медлительность прокуратуры? Возможно, инициатива по поводу обиды двухмесячной давности возникла сейчас «по отмашке» сверху? Возможно, это увязано с громким скандалом, разразившимся вокруг «Новой газеты» в связи с многомиллионным иском, предъявленным газете от имени председателя Краевого суда Краснодарского края Чернова?
Если предположить справедливость такой версии, то можно сказать, что момент для удара выбран удачно. Ведь выплата газетой 30 миллионов рублей по иску Чернова означает ее банкротство - и все, заметьте, исключительно «по экономическим» причинам (примерно так, как уже было с НТВ и ТВ-6). Так что совместными усилиями судьи и прокуроры (против злоупотреблений которых не раз выступала «Новая газета») могут попытаться «свалить» неугодную газету. И никакой, как видите, политики.

Николай ДОНСКОВ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close