Шестьдесят «бессмертных»

16 июня 2005 10:00

В городе на Неве хотят скопировать российский опыт: федеральный закон о Российской Общественной палате, предложенный президентом, уже принят. Теперь аналогичный, но уже местный закон предложила питерским парламентариям Валентина Матвиенко. Смольный полагает, что Петербургская Общественная палата обеспечит участие общественных организаций в законотворческом процессе и процессе управления городом. Оппоненты считают иначе. По их мнению, Палата – «пятое колесо» в телеге. Тем более что опыт создания этого органа в Петербурге уже был...

В Петербурге создается Общественная палата



Законопроект, предложенный губернатором, предполагает, что Общественная палата «обеспечивает взаимодействие жителей Санкт-Петербурга с органами государственной власти Санкт-Петербурга в целях учета интересов жителей при проведении государственной политики».
Для этого на три года создается орган из шестидесяти человек. Отзыв членов Палаты не допускается – они «бессмертны», на манер членов Французской Академии двухвековой давности. Сорок «бессмертных» назначаются губернатором «из числа лиц, внесших значительный вклад в развитие Санкт-Петербурга, в науку, в искусство, духовное и нравственное развитие общества, в укрепление демократии и защиты прав человека». Эти сорок отбирают остальных – для чего проводят конкурс, в котором участвуют представители общественных и некоммерческих организаций (представителей партий включать «не рекомендуется»)...
Далее – планов громадье. Палата и слушания проводит, и общественную экспертизу законопроектов организует, и конференции «по вопросам реализации и защиты прав и свобод граждан» устраивает, и даже дает «заключения о соблюдении действующего законодательства органами государственной власти и МСУ».
В общем, Законодательное Собрание, губернатор, уполномоченный по правам человека и прокуратура в одном флаконе. Представители данного органа имеют право участвовать в заседаниях ЗакСа и городского правительства. По запросам Палаты все питерские органы власти и МСУ обязаны предоставлять ей любую информацию, кроме секретной. Государственные СМИ обязаны выделять не менее 30 минут в месяц для освещения деятельности Палаты...
И наконец, «финансирование деятельности Общественной палаты является расходным обязательством Санкт-Петербурга». Если кто не понял – разъясняем: содержать это высокое собрание достойнейших граждан города будут все остальные. Кстати, пункта о том, что шестьдесят «бессмертных» будут трудиться на общественных началах, в проекте не обнаруживается.
Все это было бы, что называется, смешно, если бы не было так грустно: предлагается закрепить законом статус «придворной общественности», должной имитировать общественное мнение. Одного только положения о том, что две трети членов Палаты назначает лично губернатор, лично оценивая степень их вклада в развитие Петербурга, науку, искусство, укрепление демократии и т.п., было бы достаточно, чтобы признать законопроект годным только для корзины для бумаг.
Кто-то считает, что назначенная губернатором «общественность» будет пригодна на что-либо иное, кроме «одобрямса» всех инициатив администрации и, напротив, гневного возмущения всеми инициативами ее оппонентов? Да она, как представляется, только для этого нужна.
Кто-то верит, что отобранные губернатором граждане выдадут заключение о несоблюдении ею законодательства? Да скорее, что называется, рак на горе свистнет.
Кто-то полагает, что этот «карманный» орган отважится констатировать, что городская администрация нарушает права граждан, ущемляя малый бизнес, организуя безумные «проекты века» или застраивая последние зеленые «пятна»? С таким же успехом Общественную палату можно было бы создавать при обкоме КПСС. И вообще, все подобные органы нужны лишь для того, чтобы в нужный момент хором произносить: «Я вам, Ваше Величество, прямо, по-стариковски, скажу: вы – великий человек, государь!» И ни для чего более.
Кстати, одиннадцать лет назад нечто подобное уже создавали: в 1994 году тогдашний представитель президента в Петербурге Сергей Цыпляев организовал Общественную палату при себе. Помнится, было торжественное открытие ее заседания в Мариинском дворце, потом создавались какие-то комиссии и рабочие группы и чего-то решали... а потом, когда появилось легитимное Законодательное Собрание, Палата умерла естественной смертью. Собственно, многие изначально полагали ее органом, целью которого было де-факто подменить представительную власть декорацией.
Сейчас, похоже, имеет место вторая попытка нарисовать на холсте очаг, как в каморке у папы Карло. Вот только приготовить пищу на этом очаге не удастся. И двери с золотым ключиком за ним не видно...

Борис ВИШНЕВСКИЙ