Место встречи изменить нельзя

20 июня 2005 10:00

Впервые за все годы существования ПЭФ на этот раз его посетил Владимир Путин, в связи с чем мероприятие в Таврическом дворце сопровождалось беспрецедентными мерами безопасности. Впрочем, ничего судьбоносного из уст главы государства не прозвучало. Зато питерские автомобилисты поминали Владимира Владимировича и его высокопоставленных гостей далеко не лучшими словами: проехать в эти дни по центру города было практически невозможно...

Девятый Петербургский экономический форум прошел с необыкновенной помпой




Дороги перекрывали не только ради Путина. В эти дни в северной столице одновременно находилось два президента (вторым был лидер Азербайджана Ильхам Алиев, которого часть журналистов по старой привычке именовали Гейдаром), премьер Македонии, спикеры обеих палат российского парламента, семеро руководителей парламентов иностранных государств, а уж «простых» министров из разных стран и губернаторов было сложно даже сосчитать. Но почему же решил приехать российский президент?
Напомним читателю, что ПЭФ заслуженно считался «детищем Яковлева»: именно бывшему петербургскому губернатору, вместе с другим «бывшим» – тогдашним председателем Совета Федерации Егором Строевым, – принадлежит идея создания «российского Давоса на берегах Невы». Каждый год Владимир Анатольевич играл роль радушного хозяина, принимая множество гостей и рассказывая им об экономических успехах руководимого им города. Учитывая весьма прохладные отношения между губернатором и президентом, нетрудно было понять, почему в 2000–2003 годах Путин практически игнорировал питерский форум, ограничиваясь протокольными приветствиями.
После «добровольно-принудительной» отставки Яковлева, случившейся аккурат перед форумом 2003 года, ситуация начала меняться. В 2004 году «хозяйкой» на форуме была уже Валентина Матвиенко, и он оказался весьма и весьма представительным. В Таврическом дворце тогда собрались тысячи гостей, с основными докладами выступили высшие должностные лица страны – председатель Совета Федерации Сергей Миронов, председатель Государственной Думы Борис Грызлов и премьер-министр Михаил Фрадков, а в зале сидели премьеры Украины, Белоруссии, Молдавии и многие другие VIP-персоны. Ну а на форум 2005 года Путин приехал сам. Правда, не приехал Фрадков (оба спикера присутствовали и выступали).
Возможно, своим визитом президент хотел дать понять, что поддерживает Валентину Матвиенко, администрация которой в последние месяцы оказалась втянутой в целый ряд скандалов, не раз описанных в «Новой газете». Одной только «забастовки» Уставного суда, получившей огласку далеко за пределами Петербурга, уже достаточно. Но с другой стороны, выступая на форуме, президент ничего не сказал о Петербурге. И если в прошлом году Михаил Фрадков заявил, что питерский губернатор «в полной мере использует возможности форума для продвижения своих проектов и программ», то на сей раз не прозвучало даже дежурных комплиментов в адрес Валентины Ивановны и ее деятельности.
Питерские проблемы, впрочем, вообще мало обсуждались на форуме. Единственным исключением стала дискуссия между «инвестиционным» вице-губернатором Юрием Молчановым, пропагандировавшим амбициозные проекты питерской администрации (в частности, Западный скоростной диаметр и новый морской терминал на западе Васильевского острова), и председателем думского комитета по собственности Виктором Плескачевским. Депутат неожиданно выступил против, заявив, что нельзя «корежить морской фасад Петербурга транспортной магистралью», а новый порт надо строить за пределами города. Любопытно, что именно в тот день, когда проходила эта дискуссия, на Морской набережной митинговали против строительства порта, ЗСД и намывки новых территорий...
«Это наиболее яркий из всех прошедших форумов», – не раз заявляли его участники, в частности Сергей Миронов, особо отметивший дискуссию на тему «Модели экономического развития – патернализм или либерализм?», которую вел министр экономического развития и торговли Герман Греф и в которой принимали участие российский и азербайджанский президенты. Правда, участники этой дискуссии несколько разошлись не только во мнениях, но и даже в определениях. Достаточно сказать, что Греф полагал «патерналистской» советскую экономику, а вот академик Виктор Ивантер ее таковой вовсе не считает. По его словам, «патернализм – это забота об обществе, а о людях тогда думали меньше всего».
Да и с либерализмом не все просто. Так, методика Мирового банка признает либеральными экономики тех стран, где не более 20% валового национального продукта перераспределяется через государственный бюджет. Но, как заметил бывший премьер Финляндии Эско Ахо, в его стране этот процент достигает 48% – и никто не считает ее нелиберальной. По его словам, важен не процент, а направление расходования «перераспределяемых» денег. И если они направляются на «инвестиции в людей» – в образование, здравоохранение, применяются для создания равных стартовых возможностей граждан – это и есть либерализм. Заметим, что уже после форума Герман Греф заявил, что российская экономика либеральной не является...
И еще одна особенность форума: в отличие от прошлых лет, на нем практически не критиковали правительство. Исключения, правда, были.
Так, один из участников заявил, что «успехи экономики находятся в резком контрасте с непоследовательностью и беспринципностью внутренней политики» и что «слабое правительство использует благоприятное макроэкономическое развитие для сохранения сложившегося положения и откладывания реформ, и кроме интенсивного повышения задолженности правительства, мы видим тенденцию повышения бюрократизации государственной администрации и увеличения числа чиновников». Но это был не кто-либо из осмелевших российских политиков, а глава сената Республики Чехия Пршемысел Соботки, представляющий оппозиционную Гражданскую демократическую партию. И говорил он о чешском правительстве. Да еще председатель Конгресса местных и региональных властей Европы Джованни Ди Стази заявил, что нельзя вкладывать деньги в страну, где не уважаются права человека и общечеловеческие ценности, – достаточно откровенный намек, если не сказать больше.
Что еще? Упомянутый академик Ивантер заявил, что «свобода экономики не предполагает свободы воровства». Тверской губернатор Дмитрий Зеленин главным приоритетом в экономике предлагал сделать продажу оружия и строительство атомных реакторов, и долго рассказывал о своей активной работе «по построению гражданского общества»: мол, в области активно занимаются патриотическим воспитанием молодежи и приобщению молодых людей к туризму и спорту. Тут же пришли на память статьи в ряде СМИ, где утверждалось, что именно в Тверской области движение «Наши» развернуло свои летние лагеря. А вообще, запоминающихся моментов было не так много. Возможно, наиболее ярким из них оказались... маленькие осетры, которые мирно плавали в бассейне на выставке, организованной гостями из Астрахани. «Мы их к вам в Неву выпустим: может, приживутся и размножатся», – шутили организаторы.
Последнее. Питерский форум уже давно перестал быть «площадкой для оппозиции», где она могла высказывать свои идеи. Оппозиционных политиков на него просто не приглашают, но раньше хотя бы приезжали и выступали оппозиционные экономисты. Но в последнее время и они перестали посещать «российский Давос», понимая, что их речи в Петербурге – это не более чем глас вопиющего в пустыне. Те, кто принимает решения, касающиеся российской экономики, меньше всего интересуются мнением своих оппонентов. Для них важно мнение только одного человека. И вы его хорошо знаете.

Борис ВИШНЕВСКИЙ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close