Непостыдная кончина

23 июня 2005 10:00

Год назад, 19 июня 2004-го, на пороге собственной квартиры был убит известный петербургский этнолог и антифашист, председатель Группы по правам нацменьшинств при городском Союзе ученых Николай Гиренко. Мало кто сомневается, что причиной гибели ученого стала его работа в качестве эксперта по национальным и расовым вопросам на различных судебных процессах. Однако преступники до сих пор не найдены, подозреваемых у следствия нет, в розыск никто не объявлен.




Петербург, октябрь 2004. Марш против ненависти


Тем не менее дело, начатое Гиренко, живет, его продолжают коллеги ученого. Выходят в свет научные труды, проводятся семинары, продолжается кропотливая работа над экспертизами по «экстремистским» делам. А в минувший понедельник соратники Николая Михайловича собрались в Институте региональной прессы, чтобы представить общественности недавно изданный двухтомник работ Гиренко.
Первый том включает этнологические статьи Гиренко разных лет, а также его знаменитый труд «Социология племени». Эта работа, впервые опубликованная в 1991 году, стала тогда предметом жарких научных дискуссий ученых. Но не только ученых – националисты разных мастей называли ее – ни много ни мало – «программой уничтожения русской нации». «И в этом – отражение заслуг ее автора, который, оставаясь ученым-теоретиком, стал лидером интеллектуального сопротивления нацизму в нашей стране, – говорится в написанном коллегами Гиренко предисловии. – Если иметь в виду, что на жаргоне нацистов под «уничтожением русской нации» имеется в виду «уничтожение русского нацизма», то тут они оказываются совершенно правы: в этой книге, как и в других своих работах, Н. М. Гиренко выявляет ключевую идею любого национализма, идею отождествления этноса и социума, и доказывает ее полную научную несостоятельность». «Социология племени» должна была стать докторской диссертацией ученого, но довести ее до защиты Гиренко не успел – слишком много времени отнимала работа на судебных процессах. Второй том (который называется «Этнос. Культура. Логос») – сборник работ Гиренко, посвященных вопросам межнациональных отношений, его правозащитные материалы и планы-проспекты книг, в которых ученый предполагал обобщить весь опыт своей практической правозащитной деятельности. И этим планам не суждено было сбыться...
На представлении книг вспомнили о «смертном приговоре» Гиренко. В день похорон ученого этот приговор был размещен на сайте некоей «Русской республики», впоследствии эта организация во главе с «президентом» Владимиром Поповым взяла на себя ответственность за убийство Гиренко. А в конце прошлого года на форуме сайта «Фонтанка.ру» появился «смертный приговор» Валентине Матвиенко – «за антирусскую политику и заселение нашего города выходцами с Кавказа и Азии». ФСБ установило отправителя сообщения – им оказался «министр национальной безопасности» все той же «Русской республики» Александр Втулкин. По словам нынешнего председателя Группы по правам нацменьшинств Валентины Узуновой, два эти инцидента прокуратура объединила в одно дело. Следствие продолжается.
Мероприятие в Институте региональной прессы ознаменовалось визитом известного националиста Юрия Беляева, который сейчас находится под подпиской о невыезде (в отношении лидера «Партии свободы» не так давно возбудили уголовное дело по 282-й статье УК РФ – о разжигании межнациональной розни) и чья деятельность не раз становилась предметом экспертиз Гиренко. Беляев, беспрестанно улыбаясь, фланировал по залу с фотоаппаратом и снимал присутствующих. Увидев члена организации «Африканское единство» Али Нассора, стоящего с книгами Гиренко в руках, подошел к нему: «Можно вас сфотографировать? Интересный кадр получится – негр с книгой!» «А что тут такого интересного? Вы не знаете, что африканцы приезжают сюда учиться и, естественно, читают книги?» – спросил Али. – «Дело не в этом. Зачем вы вообще учитесь? Для чего? Мы, русские, учимся, чтобы развивать прогресс в науке, в технике. А вы далеки от этого. Назовите мне хотя бы одного негра, который сделал бы что-то хорошее, привнес какой-то вклад в развитие человечества». «Боюсь, тем, кто сейчас слышит наш разговор, очень стыдно за вас. Вы их позорите», – ответил Али. И как в воду глядел. Спустя какое-то время один из присутствующих при всех сказал Беляеву: «Такие люди, как вы, и есть главная беда и позор русского народа». Битком набитый зал взорвался аплодисментами.
Впрочем, таких перепалок больше не было, и на Беляева особого внимания никто не обращал. Вспоминали Гиренко, говорили о том, как много он успел сделать. О том, сколько сил и времени он тратил на экспертные заключения для судебных процессов. А если дела разваливались – не отступался, продолжал работу. И со временем его аргументация стала такой точной и юридически выверенной, что не считаться с ней уже не могли.
В статье «Памяти Николая Михайловича Гиренко», открывающей второй том, друг и коллега ученого Севир Чернецов пишет: «А если бы Гиренко знал, к какому трагическому финалу приведет эта деятельность? Может быть, он вел бы себя потише, высовывался бы пореже? Но всякий, кто хоть немного знал Николая Михайловича, поймет: нет, это ничего не изменило бы. Он был человеком чести и долга, и в служении гражданскому и профессиональному долгу его могла остановить только смерть. Среди многих церковных молитв есть, в частности, и молитва о ниспослании «непостыдной кончины живота», мысль о которой когда-то приходит в голову каждому человеку. Именно такая кончина и постигла Николая Михайловича Гиренко, и, скорбя о нем, сами мы можем только гордиться знакомством с таким человеком».

Дмитрий КРЕЧЕТОВ
фото ИНТЕРПРЕСС