Без креста

27 июня 2005 10:00

Прямо в черте Петербурга мы нашли брошенное захоронение солдат и гражданских лиц времен войны. До сих пор здесь нет ни памятника, ни мемориальной доски, ни простого креста. Наоборот, там устроена свалка.




О сыне полка – Анатолии Рябкове «Новая» рассказала как раз в канун 9 Мая. В 13 лет паренька из Колпино спасли от голодной смерти солдаты. Его взяли работать на кухню артиллерийского полка. Затем мальчишка стал связистом, в феврале 1942 года принял присягу и прошел войну до самого конца.
Ветеран рассказал, как поступали в те тяжелые дни с погибшими. Кого-то сжигали, а кого-то закапывали где придется. Одно из таких массовых захоронений в Колпино до сих пор не имеет даже креста. 64 года спустя Анатолий Михайлович показал нам то самое место у железнодорожной платформы Понтонная, где сегодня раскинулась... свалка.
– Осенью 1941 года тут шли жуткие бои, – вспоминает Анатолий Михайлович. – Военные погибали на передовой, а гражданские – от голода и бомб. И тогда, и уже после того как ударили морозы, хоронить погибших было некому и некогда. А перед войной в Колпино работал кирпичный завод. Глину для него брали из карьера, расположенного прямо у железнодорожной станции Понтонная. Там в годы блокады военные и устроили братскую могилу. Карьер располагался у дороги. Тех, кто погиб на передовой, туда сбрасывали прямо с машин, а гражданских притаскивали с улиц и бросали в ров. И так было всю зиму. Позже солдаты забросали братскую могилу землей. Ведь видно ее было прямо с дороги, по которой наши воины шли на передовую.
Оказавшись в Понтонном, Анатолий Михайлович легко нашел то самое место. От железнодорожной платформы до братской могилы всего-то пару сотен метров. Параллельно рельсам идет автострада, вдоль нее стоят жилые дома, выстроенные после войны. Захоронение расположено тут же, рядом. Очертания карьера, из которого когда-то брали глину, легко угадываются. Сейчас там – самая настоящая свалка. Какой-то бытовой и промышленный хлам – тем паче что неподалеку расположен автосервис. И вообще это место пользуется дурной славой. Говорят, путаны, работающие на автотрассе, предлагают своим клиентам поехать именно сюда...
– То, что здесь творится, противоречит элементарным понятиям о нравственности, – возмущается Анатолий Рябков. – Просто в голове не укладывается, как можно кричать на каждом шагу «Никто не забыт, ничто не забыто», когда рядом такое! Тут, на этой вот свалке, лежат сотни, если не тысячи человек. Ведь к концу блокады карьер был наполнен трупами почти полностью. Кто вспомнит о тех, кто здесь лежит!?
По словам Анатолия Рябкова, с рассказами об этом кладбище времен блокады он не раз обращался в самые разные организации. Но никому это было не нужно, даже ветеранские организации не особенно заинтересовало. Так все и остается по-прежнему.

Андрей ИВАНОВ
фото АВТОРА