Шесть квадратов – и вся жизнь

30 июня 2005 10:00

Больше всего людей возмущает, что власти сняли с себя ответственность за решение проблемы. «Это называется «кидалово»!» – считают обитатели экс-общежитий



«...Мы здесь двадцать лет, жилы рвали в три смены, всю жизнь этому заводу отдали, а теперь что – на улицу?!» Нарастает лавина протеста аборигенов бывших ведомственных общежитий. Те, кто вышел во вторник на площадь Пролетарской Диктатуры, во всеуслышание заявили, что им терять нечего: ютясь на своих скудных квадратных метрах не один десяток лет, сегодня они рискуют в одночасье стать бомжами.





Напомним вкратце («НГ» начала эту тему в № 42 за 2005 год): лет 12–15 назад, на волне тотального разгосударствления, многие общежития фабрик, заводов, строительных трестов под сурдинку попадали в планы приватизации. И вместе с производственными зданиями за гроши продавались, а то и просто передавались акционерным обществам-неофитам.
Правда, до недавнего времени коренное население общаг это не слишком затрагивало. Они продолжали жить, как жили, работать до седьмого пота, обустраивать свои комнатенки, растить детей... И терпеливо ждать обещанного позволения оформить свою площадь в собственность – наравне с жильцами муниципального фонда.
Вплоть до мая данное право за теми, кто прожил в общежитиях северной столицы, с постоянной пропиской, более 10 лет, вроде бы признавали и в Смольном. Однако уже в начале июня высокопоставленные чиновники дали задний ход: мол, мы, конечно, понимаем, ситуация сложная, но частная собственность – это святое, и вмешиваться нам не резон... Иными словами, власть откровенно устранилась от решения проблемы, бросив несколько тысяч своих земляков на произвол судьбы.
Проблема меж тем приобрела угрожающие размеры. С принятием нового ЖК хозяева упомянутой недвижимости, как обухом по голове, выставили жильцам расценки за наем занимаемых квартир и комнат по бизнес-тарифам.
«Долой жилищное рабство!», «Власть – на шесть квадратных метров!», «Равные права, а не койко-место!», «Дома – в доход, людей – в расход?» С такими лозунгами обитатели экс-общежитий и поддержавшие их участники Движения гражданских инициатив встречали функционеров, спешащих на очередное заседание городского правительства.
Так или иначе, характерно, что аппаратчики вновь оказались верны себе: акцию протеста, о которой идет речь, – как и большинство публичных мероприятий оппозиции за последнее время – под надуманным предлогом запретили. Тем не менее в назначенный час возле цитадели исполнительной власти на свой страх и риск собралось около 250 человек, а у милиции на этот раз почему-то духу не хватило разогнать манифестантов.
Неизменной остается и нынешняя позиция руководства города по данному вопросу – ее попытался выразить первый замглавы Жилищного комитета правительства Петербурга Владимир Гайдей: дескать, все легитимно, помочь ничем нельзя... Впрочем, будучи освистанным, г-н Гайдей сперва возражал оппонентам, а затем ретировался, наблюдая за развитием событий со стороны; бунтовщики же единогласно приняли список требований, которые и передали губернатору.
– Главное, чем возмущены люди, так это тем, что власть не считает себя ответственной за происходящее! – говорит представитель бывшего общежития «Невской мануфактуры» на улице Коллонтай Елена Зароденкова.
По мнению лидеров кампании протеста, городская прокуратура должна проверить законность приватизации зданий ведомственных общежитий – наверняка там выявится куча нарушений. И в тех случаях, где это возможно, имущество должно быть возвращено городу со всеми вытекающими последствиями. При ином раскладе город обязан либо выкупить спорные дома у их сегодняшних владельцев, либо предоставить очутившимся в положении изгоев людям достойное (или, по крайней мере, равноценное имевшемуся) жилье в других домах, на основе социального найма.
«Нежелание решать жизненно важные проблемы ведет к потере авторитета власти и дальнейшему росту социальной напряженности в обществе», – корректно напоминают избиратели высшему должностному лицу мегаполиса. Куда уж дальше?..

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
Фото ИНТЕРПРЕСС


P.S. В этот же день аналогичная акция протеста состоялась в Москве.