Бодигард остался на свободе

11 июля 2005 10:00

Приговор, вынесенный в минувшую пятницу по делу о покушении на «авторитетного» петербуржца Олега Маковоза, организованного его собственным телохранителем Денисом Долгушиным, стал для Городского суда Петербурга событием беспрецедентным. Согласитесь – редкость, чтобы человека, чья вина в организации покушения на трех человек вполне доказана приговаривали к условному лишению свободы. Пусть и на 8 лет с испытательным сроком в 4 года. Такое «гуманное» наказание заказчику и организатору общественно опасного преступления вызвало столь сильное возмущение у потерпевших, присутствовавших в зале, что они, не дожидаясь, пока судья закончит чтение приговора, направились к выходу из зала.

Заказчик покушения на собственного босса получил условный срок




На оглашении приговора не было только главного потерпевшего – самого Олега Маковоза – тот, будучи сам под стражей, как обвиняемый по нескольким уголовным делам, еще накануне после достаточно скандальных прений попросил больше не привозить его в суд, дабы «не участвовать в фарсе». Но если суд столь мягко отнесся к вдохновителю преступления, то что же ждало исполнителей: киллеров Александра Бобылева и Юрия Суднева и их пособника Евгения Бобылева? Хотя они также раскаялись в содеянном, признали свою вину и помогли следствию, все же их заслуги, видимо, оказались не столь велики, как у Дениса Долгушина, на показаниях которого основываются сегодня сразу несколько уголовных дел в отношении самого Олега Маковоза и ряда предполагаемых членов «братской» преступной группировки. Сроки для них оказались вполне реальными: для Юрия Суднева – 11 лет колонии, для Александра Бобылева – на год меньше, а для Евгения Бобылева – 7 лет колонии, для всех – строгого режима.
Еще более беспрецедентными, нежели сам приговор, оказались последние дни перед его вынесением, когда судебное следствие то заканчивалось, то вновь возобновлялось по просьбе той или иной стороны. В результате прения по делу проводились трижды, а с последними словами подсудимые совсем запутались. Напомним, что первый раз судебное следствие было возобновлено по просьбе главного подсудимого Дениса Долгушина о допросе его супруги Ирины – это случилось как раз после того, как в первых по счету прениях государственный обвинитель Вадим Солодков запросил для него, как вдохновителя преступления, 15 лет колонии строгого режима.
До этого Ирина Долгушина в суде не выступала. Мотивировала тем, что боится за себя, да и маленький четырехмесячный ребенок не позволял надолго отлучаться из дома. Суду пришлось ограничиться оглашением ее показаний по делу на предварительном следствии, между которыми имелись определенные противоречия. Перспектива, что единственный кормилец ее и ребенка может на полтора десятка лет отправиться в места весьма отдаленные, заставил Ирину Долгушину забыть обо всем и устремиться на судебную кафедру.
По ее словам, долгое время она не знала, чем именно зарабатывает ее супруг на прокорм себя и семейства, Денис не посвящал ее в подробности своих занятий. Лишь в феврале 2003 года, когда им пришлось спешно менять место жительства, Ирина задалась вопросом о причинах таких резких перемен. Тогда Долгушин рассказал ей, что его начальство – Олег Маковоз – лидер некоей «братской» преступной группировки. Непосредственной же причиной смены квартиры стал, со слов Долгушина в передаче его супруги, конфликт «братских» с Константином Яковлевым (Костя Могила) и Рустамом Равиловым (Рома Маршал). Константина Яковлева застрелили в Москве 25 мая 2003 года, Рустама Равилова – через месяц в Петербурге. Оба убийства, как подозревают сегодня правоохранительные органы, совершили люди Олега Маковоза, правда, самому ему обвинение в этих двух убийствах, как и в большинстве других убийств «братского» списка», пока не предъявлено. (Маковозу на настоящий момент предъявлены обвинения в убийстве члена «казанской» ОПС Павла Касаева в марте 2000 года, похищении в апреле того же года бизнесмена Гейдара Иманова и вымогательстве у того акций Корниловского фарфорового завода, базирующиеся на показаниях в первую очередь... Дениса Долгушина. Возможно, обвинения по остальным громким эпизодам – покушение на «авторитетного» предпринимателя, близкого к «тамбовской» «бизнес-группе» Валерия Ледовских, убийство Яна Гуревского, еще одного влиятельного члена той же «бизнес-группы», покушение на Александра Ефимова, также считающегося одним из авторитетнейших членов той же самой «бизнес-группы», убийство Константина Яковлева – будут предъявлены Олегу Маковозу позже в рамках многочисленных уголовных дел, но пока об этом ничего не известно.)
Вот тогда-то, после убийства Кости Могилы, а затем и Ромы Маршала, по словам госпожи Долгушиной, муж рассказал ей, что «таким образом конфликт Маковоза и Рязанова с этими авторитетными людьми исчерпался» (о всей «преступной деятельности» Маковоза Ирина Долгушина, впрочем, знала исключительно со слов собственного мужа). Как уверяла суд Ирина Долгушина, поняв, что ее ненаглядный промышляет самой что ни на есть организованной преступностью, она-де стала уговаривать Дениса «соскочить с криминала». В поисках выхода они рассматривали разные варианты, но в конце концов Долгушин объявил, что иного выхода, кроме как физически устранить Маковоза, у них нет: и себя от него избавить, и общество, и преступную деятельность «братских» прекратить. В правоохранительные же органы идти рассказывать о «преступлениях Маковоза» они боялись – у того, мол, имелись там влиятельные знакомые.
Окончательное решение об убийстве босса его «верный бодигард», по словам собственной супруги, принял после того, как Маковоз якобы потребовал от него организовать убийство Романа Цепова. Долгушин тянул, тянул, а когда дальше тянуть стало невозможно, решил убрать... Олега Маковоза. По словам самого Долгушина и его супруги, это решение созрело в августе 2003 года (напомним, что само покушение на Маковоза и двух его охранников, Веселова и Десятова, произошло 14 октября 2003 года – все это время внешне Долгушин ничем не выдавал изменившегося отношения к боссу, был с ним так же вежлив и предупредителен, как обычно). Однако тут в рассказ вмешался один из киллеров – Александр Бобылев, который заявил, что указание убрать Маковоза они получили от Долгушина значительно раньше – в июне 2003 года.
Как уверяла собравшихся Ирина Долгушина, удайся киллерам убийство Олега Маковоза, они с мужем минимум на полгода покинули бы Россию и перебрались в Европу (для этого они как раз оформляли шенгенскую визу).
Продолжил возобновленное судебное следствие государственный обвинитель Вадим Солодков, который заявил, что просит приобщить к материалам дела три новых документа, подтверждающих некие обстоятельства, которые ранее ему не были известны. Этими документами оказались справка, подписанная начальником службы криминальной милиции ГУВД Петербурга и Ленинградской области Владиславом Пиотровским, а также письма руководства прокуратуры Петербурга и отдела Генеральной прокуратуры по СЗФО, о том, что именно благодаря «полным, откровенным и искренним» показаниям Дениса Долгушина удалось получить доказательства по большинству эпизодов по уголовным делам в отношении «банды Олега Маковоза» и даже предотвратить «ряд преступлений, которые находились в процессе подготовки».
Не без сопротивления защитника потерпевшего Маковоза, адвоката Зураба Габриэляна, письма из правоохранительных органов о «выдающихся заслугах Долгушина перед государством» суд к делу приобщил, оговорив, правда, особо, что они никак не доказывают какой-либо вины Маковоза.
Сразу после этого неожиданным заявлением огорошил всех один из подсудимых – киллер Юрий Суднев. Он заявил, что возобновление по просьбе Долгушина судебного следствия и допрос его супруги, которая, по мнению Суднева, ничего нового суду так и не сообщила, – лишь способ затянуть процесс, чтобы позволить «покровителям Долгушина из правоохранительных органов» надавить на гособвинителя и суд в плане смягчения приговора экс-охраннику – организатору заказного убийства. По словам Суднева, Долгушину еще в сентябре 2004 года обещали в обмен на показания на Маковоза вывести его из-под реального тюремного срока.
Для порядка у Долгушина поинтересовались – не было ли с ним со стороны следственных работников договоренности, о которой столько говорили в суде, – показания на Маковоза в обмен на защиту и условный срок по данному делу. Долгушин ответил категорически и отрицательно.
– Я давал эти показания из принципиальных соображений, желая прекратить преступную деятельность Маковоза.
Обвинение посчитало вину всех подсудимых вполне доказанной. А вот со сроками наказания, которые прокурор запросил у суда для подсудимых, произошла значительная метаморфоза: о снижении ответственности братьям Бобылевым и Юрию Судневу просил у суда ранее и сам потерпевший – Олег Маковоз. Учтя это, гособвинитель попросил назначить им: Судневу и Александру Бобылеву – по 10 лет строгого режима (против 13 лет по первому варианту прений), Евгению Бобылеву – 9 лет строгого режима (против 10 по первому варианту), а вот заказчику и организатору преступления Денису Долгушину... – 8 лет условного лишения свободы с испытательным сроком в 5 лет (по первому варианту обвинитель просил для Долгушина 15 лет строгого режима). Такую мягкость и перемену Солодков мотивировал тем, что помощь Долгушина в расследовании других уголовных дел, по которым Маковоз проходит основным фигурантом, является исключительным обстоятельством смягчения приговора, а кроме того, особо отметил, что Долгушину «от лица государства были даны гарантии безопасности его самого и его близких, а также максимально возможное смягчение наказания». Ситуация крайне напоминает существующую в американской системе правосудия «сделку с правосудием», однако российским законами никаких «сделок с правосудием» не предусмотрено. Тут потерпевшие и подсудимые, а также их адвокаты (за исключением, разумеется, Долгушина и его защитника Александра Мисанова) в один голос заговорили о незаконности и несправедливости, если суд пойдет навстречу прокурору. Основной потерпевший Олег Маковоз вообще попросил его больше в суд не возить, дабы не смотреть на эту «комедию», и пообещал в случае условного приговора для Долгушина обжаловать приговор. Именно это теперь, по-видимому, и случится.

Александр САМОЙЛОВ