Марина капуро и «яблочная» америка

11 июля 2005 10:00

Марина Капуро – красивая женщина с необычным голосом и огромным, не раскрытым в силу разных причин потенциалом – широкой публике известна народными и эстрадными песнями, исполняемыми в стиле, который сама она определяет как фолк-рок-поп. Те, кто изредка слышат песню «Серая лошадка», почти ничего не знают о ленинградской-петербургской певице...




Те же, кто хоть немного в курсе всего многообразия музыкальных течений, вспоминают ее участие в ленинградском рок-клубе, куда группа «Яблоко» входила до окончательного перехода в Ленконцерт. В одном из первых составов группы даже участвовал известный виолончелист «Аквариума» Всеволод Гаккель. Знающие люди и фанаты (а таковые у Капуро имеются) помнят и ее многочисленные победы на фестивалях, и выступление с гимном на церемонии закрытия Игр доброй воли. Существует видеозапись, на которой почетные западные гости во главе с Тедом Тернером смахивают слезы, слушая Марину в невероятном головном уборе. О творчестве Капуро и Юрия Берендюкова, создателя «Яблока», мужа и учителя Марины, не часто говорят с экрана, тем не менее, телезритель пару раз услышал о серьезном проекте «АББАмания», где певица перепела знаменитые шлягеры шведской группы.
Сегодня Марина – красивая, нарядная и неразговорчивая (а нужно ли певице много говорить?) – гордится тем, что сын вырос, а она все так же хороша, много гастролирует, участвует как в огромных концертах, так и в камерных посиделках. Поэтому застать ее в Петербурге не просто. Но именно здесь они с мужем отметили любопытную дату – 15 лет назад состоялось их гастрольное турне по Америке. С этого и начался наш разговор.
– А что особенного? Многие ездят по Америке...
– Да, ездят. Но наши музыканты обычно выступают в Бруклине перед русской аудиторией. Мы же объездили множество штатов и городов, дали более 50 концертов. Это было задумано как тур по одноэтажной Америке. Причем мы пели и русские и американские песни.
– Вы считаете, что есть что-то общее у русской народной песни и американской песни в стиле кантри?
– Сейчас многие со мной не согласятся, скажут, что американская культура – это американская, а русская – это русская, но, как ни странно, родственных моментов очень много. Юра на балалайке может играть совершенно так, как американец на банджо. Вообще, мы хотели найти то общее, что нас роднит. Может быть, дело в голосе... Когда я услышала американскую певицу Линду Росс, оказалось, что мне очень близка ее манера. В том же русле работает Жанна Бичевская, например. Она, правда, ушла в такую националистическую тему, а у нас нет этого.
Кстати, мы посетили город Туссон – родину Линды Росс, пели там и стали почетными гражданами этого города. Американцам очень нравились народные русские песни, и даже в совершенно сюрреалистическом тексте песни «Ой, да не вечер...» они находили что-то от загадочной русской души...
В разговор, конечно, вступает Юрий Берендюков, который всегда по-мужски оберегает, патронирует Марину. С горечью говорит о шоу-бизнесе, о том, что в российской эстраде вопрос хорошего качества, «планки» не стоит – все решают деньги. «Сейчас не поет только бедный. Слушателю совершенно задурили голову – где фонограмма, где живое исполнение... Вот в США мы заметили – если группа играет в кафе, то это уже очень высокий уровень. Конкуренция вынуждает все делать очень хорошо. Удивительно – весь мир бьется за создание качественного продукта. А у нас продукт не нужен. Вы можете записать качественнейший хит и получить отовсюду от ворот поворот».
– Марина, вы пели в США на английском и сейчас много поете на языке оригинала. Как удалось вжиться в язык?
– Мне было 17 лет, когда Юра дал мне песню Линды Росс и сказал: «Попробуй сними это для себя». Дело не в языке (хотя я заканчивала английскую школу). Можно не знать английский, но много слушать англоязычную музыку, а потом совершенствовать произношение. А словарный запас приобретаешь постепенно.
– Когда вы вернулись из США... Не было горечи от того, как мы живем?
– Мы вернулись – а здесь все по карточкам, нищета... Но музыка уводила от реальности – это вообще хороший способ забыть о бытовых проблемах. Искусство должно уводить от проблем, но и плавно возвращать нас к жизни. В сытую Америку не хотелось... Была надежда сделать что-то в России.
– Чем живете сейчас?
– Гастролями. Ездим по стране.
– А что для вас Петербург?
– В России нет больше такого города. Никогда не хотелось жить где-то еще. Город преображается сейчас, и я часто думаю о том, каким он будет.
Но найдет ли Капуро себе место в этом новом городе? К сожалению, Марине и Юрию не удалось создать ни слишком популярного поп-ансамбля, ни культовую фолк-группу. Слом эпох затормозил певицу. При этом она объездила полмира, исполняя и городские романсы, и народные песни, и этническую индийскую музыку, и песни в стиле кантри на английском. В новых песнях с русскими текстами слабым местом у них остается поэзия – над литературной составляющей надо бы поработать... В каком-то смысле прорывом стало создание «Аббамании» – 20 композиций шведской группы Абба, исполняемых Мариной Капуро на русском. Абба в России – особый случай. Группа здесь любима, и в былые времена ассоциировалась со свободным западным миром, до которого было так далеко.

Алла БОРИСОВА



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close