Какая ветвь самая независимая

18 июля 2005 10:00

У петербуржцев осталось не так много способов воздействия на власть. Губернатор теперь не избирается, а назначается, депутатов ЗакСа будут выбирать уже не по округам, а исключительно по партийным спискам (да и те, что выбраны сейчас, большей частью сбились в медвежью стаю, отрабатывая смольнинские команды), муниципальные советы сформированы при досрочном голосовании по принципу «один продуктовый набор – один голос»... Что остается желающим хоть что-нибудь изменить в городе? Разве только референдум. Например, о независимости судебной власти – именно с такой инициативой выступают питерские отделения СПС и «Яблока».

Демократы говорят о референдуме – об обеспечении независимости судебной власти



За последние десять лет (прошедшие с принятия соответствующего закона) было лишь несколько попыток провести городские референдумы. Не удалась ни одна, более того – ни разу не были даже собраны необходимые 75 тысяч подписей. Последние попытки предпринимали противники Китайского квартала, но питерский парламент, в нарушение закона, даже не внес в повестку дня вопрос о правомерности такого референдума. Вроде бы инициаторы обещали судиться – но пока об этом ничего не слышно.
И вот – новое обещание: питерские отделения СПС и «Яблока» говорят о намерении провести референдум об обеспечении независимости судебной власти Петербурга. Политсовет правых в минувший четверг выступил с такой идеей, яблочники поддержали. Кроме этого, они намерены еще и обжаловать в суде недавно принятый закон о выборах ЗакСа – полагая, что он нарушает права граждан и противоречит федеральному законодательству.
Что касается референдума, то конкретных формулировок пока нет, но имеется в виду изменение седьмой главы городского устава, где расписана организация судебной власти города – Уставного суда и мировых судей.
«Референдум планируется провести для того, чтобы закрепить в уставе города помимо самой идеи независимости судебной системы формальные аспекты судоустройства, которые позволят судьям Уставного суда и мировым судьям, а также их персоналу сохранить свою самостоятельность, независимость, объективность и беспристрастность», – заявил политсовет СПС.
В то же время, по мнению правых, «лихорадочно внесенные» изменения в устав, закон «Об Уставном суде» и поспешно готовящиеся изменения в городское законодательство о мировых судьях преследуют лишь одну цель. А именно – набрасывание жесткого административного ошейника на судебные институты власти», что может «вернуть нас во времена тотального государственного контроля».
Что же, вопрос действительно актуален. Вот только удастся ли, во-первых, провести такой референдум – при всех сложностях его организации? А если даже удастся (вопрос-то, в общем, вряд ли вызовет возражения – кто же против независимой судебной власти), то поможет ли это исправить положение? В уставе можно записать самые замечательные нормы, но очень многое зависит от позиции конкретных судей.
Так, неизвестно, состоится ли сегодня заседание Уставного суда, где должны рассмотреть вопрос о торговле на остановках. В четверг и в пятницу суд заседать не смог – не было кворума. Двое судей – Алексей Ливеровский и Наталья Гуцан – неожиданно заболели, и теперь заявляют, что раньше чем через неделю-две не появятся. При этом, по словам зампреда УС Александра Осоцкого, в среду вечером оба они были на рабочем заседании суда и выглядели вполне здоровыми – ничто не предвещало скоропостижного ухудшения их состояния, никак не позволяющего участвовать в работе суда...
Что же случилось? Увы, нельзя исключать совершенно банального политического расчета. «Строптивый» (пока еще) Уставный суд, как известно, осенью будут переизбирать. Новые правила избрания судей таковы, что губернатору теперь принадлежит решающая роль в отборе кандидатов. А выбирающий судей ЗакС, как уже сказано, вполне послушен Смольному.
В этих условиях те, кто помогут Смольному заблокировать работу УС на оставшиеся два месяца, исключив таким образом возможность принятия каких-нибудь нежелательных для губернатора решений, будут иметь неплохие шансы, чтобы остаться еще на шесть лет в новом составе Уставного суда. Со всеми вытекающими последствиями – солидным положением, персональной машиной и зарплатой на уровне вице-губернаторов. Так что дипломатические болезни вполне реальны...

Вероника АЗАРОВА