Павильоны исчезают в полдень

28 июля 2005 10:00

Во вторник питерское правительство продолжило свое наступление на мелкорозничную торговлю. Валентина Матвиенко заявила, что будет введен запрет на размещение «нестационарных» торговых точек ближе 10 метров от остановок общественного транспорта и ближе 50 метров от станций метрополитена. Там оставят только стационарные павильоны, остальные уберут. Ну а в ближайшее время нас ждет еще одно новшество: правительство города намерено запретить мелкорозничную торговлю (кроме торговли прессой) на самих станциях метро и в подземных переходах метрополитена.

Ларьки уберут с остановок общественного транспорта и из метро?



По словам губернатора, таким путем Смольный намерен «создать все условия, чтобы малый бизнес в городе активно развивался». Еще Валентина Ивановна говорит, что «власть никогда не позволит себе нарушать права малого бизнеса» и что «бизнесу ничего не нужно, ему нужны лишь четкие стабильные правила игры». Наконец, она полагает, что «страшилки о якобы будущих 30 тысячах безработных не имеют под собой оснований»...
Что касается заявления о «стабильных правилах» игры, то оно также звучит как откровенная насмешка: эти правила постоянно меняет именно городская власть.
Стоит напомнить, что организовывать уничтожаемую сейчас Смольным торговлю на остановках предприниматели начали в 1996 году по предложению того же Смольного. Тогда губернатор Владимир Яковлев предложил бизнесменам обустроить полуразрушенные остановки, дабы привести их в приличное состояние. Что они и сделали, вложив немалые средства.
Ну а теперь администрация (например, устами вице-губернатора по экономике и финансам Михаила Осеевского) заявляет, что ей жалуются те, кому «тесно на остановках» из-за павильонов. И что «ларечники хотят быть там, где много народу, но это неправильно». Потому – пусть убираются «внутрь кварталов». Может быть, рынок сам решит, где должна быть мелкорозничная торговля – «внутри кварталов», где народу нет, или на остановках, где он есть? Может быть, не дело администрации – решать, где должны стоять ларьки? Ведь если у Валентины Матвиенко и членов городского правительства нет нужды покупать что-либо на остановках или у станций метро, то это вовсе не значит, что такой нужды нет у остальных жителей города...
Право администрации решать эти вопросы, как известно, сейчас обжалуется и в Уставном суде, и в городском – хотя никаких решений еще не вынесено. Но это не мешает Смольному активно продолжать действовать в том же направлении.
Депутат Сергей Гуляев из Демократической фракции в конце июня направил запрос Валентине Матвиенко, поинтересовавшись ситуацией на ларечном фронте. Ответ пришел, во-первых, через месяц (положенный по закону срок – неделя), а во-вторых, оказался, мягко говоря, неполным.
Ключевой вопрос, который задавал депутат Гуляев, был прост: будут ли предоставлены собственникам ликвидируемых остановочных павильонов альтернативные места для торговли? Соответствующие обещания давались многократно. Губернатор отвечает: программы, предусматривающие предоставление альтернативных мест, до сих пор «разрабатываются». Заметим: уже утверждены программы замены торговых павильонов на «рекламные» и уже проведен конкурс на право установки «рекламных» павильонов, который выиграло ООО «Реклама-центр». Указанное общество, как любезно сообщает губернатор, уже представило в Комитет по печати и взаимодействию со СМИ свою программу, предусматривающую замену (читай – демонтаж) 200 торговых павильонов на остановках. И эта программа уже принята к исполнению...
«Отпиской» назвал ответ губернатора Сергей Гуляев, и по существу он прав. Существующие павильоны уберут, а дальше – хоть трава не расти. Скажем, в Калининском районе сегодня работают 273 остановочных павильона. А в уже утвержденной программе предусмотрено всего 16 альтернативных мест площадью по 100 квадратных метров каждое. В лучшем случае на таких площадках (с учетом необходимости подхода к павильону) может поместиться десяток павильонов, так что всем места заведомо не хватит.
Пока же суды безмолвствуют – в разных местах возникают конфликты между представителями малого бизнеса и администрацией. Последний произошел в том же Калининском районе, недалеко от Финляндского вокзала, на Боткинской улице, где вечером 25 июля исчез цветочный павильон, принадлежащий инвалиду первой группы Раисе Алексеевой.
Ситуация там непростая: Алексеева пользуется этим местом уже пять лет, но оно закреплено не за ней, а за «центром коммунального сервиса», который, в свою очередь, арендует земельный участок у районного КУГИ. Формального договора субаренды у Алексеевой нет, но деньги за пользование участком она исправно платила, – естественно, не КУГИ, а центру.
В феврале 2005 года районная администрация уведомила центр о разрыве договора, после чего доверенные лица Алексеевой (в частности, Алена Дудко, которая работает в павильоне) решили платить деньги прямо в КУГИ. По словам Дудко, в КУГИ им сказали: пока платите деньги – пользуйтесь этим местом, снести павильон можно только по решению суда.
Однако 14 июля павильон Алексеевой попытались снести – без всякого судебного решения, – но тогда его отстояли представители Ассоциации малого и среднего бизнеса и общественники. Тем не менее, как уже сказано, 25 июля павильон исчез, и только что выяснилось, что его вывезла именно администрация. Почему? Алене Дудко сказали: мол, потому, что «расторгнут договор». Но никакого договора, который можно было расторгнуть, у Алексеевой не было! Сам же павильон и находившийся в нем товар – ее частная собственность, и теперь Дудко обратилась в милицию и в прокуратуру с заявлением о хищении.
Чем все это закончится – сказать трудно, но ясно и то, что самим предпринимателям следовало бы вести себя совершенно иначе – в частности, настаивать на заключении договора субаренды, чтобы можно было отстаивать свои права. Правда, такова, что называется, «сложившаяся практика», при которой малый бизнес вынужден существовать полулегально. Ну а теперь выясняется, что районная администрация если даст кому-то «альтернативные места», то не тем предпринимателям, которые работали на Боткинской, а «коммунальному центру». Ведь юридически там существовал только он...

Владимир МАКСИМОВ