Квадратные метры госбезопасности

8 августа 2005 10:00

Спецслужбе по роду своей деятельности положено быть вездесущей. Как показывает жизнь, бойцы невидимого фронта бывают особенно настырны и вездесущи там, где дело пахнет не государственными, а вполне частными интересами. Например, недвижимостью, которая в Петербурге стоит в среднем тысячу – тысячу пятьсот у. е. за метр. В городе то и дело вспыхивают «уплотнительные» конфликты с участием ФСБ.

Это не две отдельных истории, скорее два сценария одной истории, разных по обстоятельствам и сходных по сути. Жители давно застроенных кварталов на Васильевском острове и Пискаревке оказались в сфере «уплотнительных» интересов Федеральной службы безопасности




Саженцы вместо бульдозеров


На сквер, что расположен на Большом проспекте Васильевского острова между Весельной и Гаванской улицами, чекисты положили глаз еще в 2003-м (см. НГ № 44, 2005). Здесь Управление ФСБ по Петербургу и Ленинградской области вознамерилось отгрохать, едва ли не впритык к жилым домам, элитную семиэтажку с двухуровневым паркингом.
Местные старожилы, уже отбившие к тому времени два покушения на сквер (со стороны «просто коммерческих» фирм), не спасовали и перед более могущественными пришельцами – тем более что правовых оснований для успешной борьбы имелось предостаточно. Отсутствие у застройщика экологической экспертизы, проекта межевания и градостроительной документации по кварталу, нарушение всех мыслимых санитарных норм – да любой из причин было бы достаточно, чтобы задробить любой подобный проект. Но эти неувязки с законодательством, ставшие камнем преткновения для фирм «Стройлегпром» и «Клаб», не смутили новых непрошеных гостей, получивших сквер в аренду под изыскательские работы.
И тут в помощь жильцам появился годичный губернаторский мораторий. Никакого строительства на благоустроенных участках. Никаких согласований. Постановление от 22 декабря 2003 года сделало 11-месячную аренду бессмысленной, и вопрос вроде бы заглох.
Заглох, как оказалось, ненадолго. В апреле 2005-го органы перешли в повторное наступление. При этом в ход пошли разрешительные документы, при знакомстве с которыми защитники сквера поперхнулись от возмущения; теперь в своей переписке с администрацией и прокуратурой активисты заговорили уже не о нарушениях, а о должностном подлоге со стороны чиновников. Каким это вдруг образом им удалось найти «за пределами сквера» и выделить под застройку три тысячи квадратных метров – притом что весь участок целиком составляет четыре тысячи с небольшим?
А тут еще оказалось, что сквер по бумагам застройщика уже выведен из охранной зоны завода «Севкабель». Это при том, что вопрос об изменении границ зоны должен был решаться не ранее 30 июля – и совсем необязательно в пользу застройщика.
И – венец всему: сотрудники Санэпиднадзора умудрились в своей экспертизе ограничить проектируемое здание лишь одним «жилым домом 2/93 по Весельной улице с окнами в торце», не заметив еще одного дома (дома № 2 литер Б по Весельной), выходящего окнами прямо на предполагаемый паркинг. Какая разница? Решающая: если учитывать подлинное расположение домов, строительный вариант не лезет ни в одни нормативно-правовые ворота. Потому что в реальном (а не бумажном) варианте будущий паркинг должен был оказаться максимум в 9 (в девяти) метрах от соседней четырехэтажки. Чтобы любой въезжающий в «конюшню» автомобилист поддавал газку прямо в окна жилых квартир. Выходит, «потеряв» один из домов, санитарные инспекторы сознательно дали добро на незаконную стройку?
К новым слушаниям, которые должны были состояться 18 июля, активисты подготовились во всеоружии. Разослали заявления во все инстанции, провели разъяснительную работу с соседями. Однако очередная схватка не состоялась: застройщик отказался от участия в проекте.
Как любопытствующим объяснили в районной администрации, проект оказался невыгодным из-за необходимой и дорогостоящей перекладки инженерных сетей под участком. Правда, еще недавно подобная перспектива не портила аппетита. С чего вдруг такой поворот?
Неофициальная версия выглядит более правдоподобной. Проект на самом деле стал непомерно дорогим из-за разгоревшегося конфликта: в условиях, когда граждане стали требовать расследования и наказания ответственных лиц, цена вопроса для чиновников и застройщиков изрядно выросла.
Зато для квартала «Полюстрово-46» уплотнительная эпопея только разгорается. Здесь, западнее дома 40 по Пискаревскому проспекту и между домами № 6 по Брюсовской и № 3/1-3/2 по проспекту Мечникова, на месте детских площадок должны появиться площадки строительные. Кто же это решил, что обитателям и без того перенаселенного квартала живется слишком просторно?
Что ж, приглядимся. В планах застройщиков – два дома, бок о бок. Одна высотка – та, которую норовят впихнуть между домами № 6 по Брюсовской, № 3/1 и 3/2 по Мечникова, это «чисто коммерческий» проект, компания «Петербургская недвижимость». А вот заказчиком второго, 20-этажного небоскреба, выступает все та же служба, Всевидящее око. Вернее, еще одно из ответвлений: Управление ФСБ по Ленинградскому военному округу.
Что роднит василеостровцев и полюстровцев, помимо противостояния с общеизвестной Конторой? И в том и в другом деле местные жители, характеризуя происходящее, прибегают к таким словам, как «обман», подлог» и «фальсификация».
На столе – пачка заявлений от жильцов квартала «Полюстрово-46». Тех самых жильцов, чьими подписями инвестор козыряет как «народным гласом» в пользу строительства. Прислушаемся к «согласным»:
«Прошу считать мою подпись недействительной, т. к. заморочили мне голову»... «Моя подпись оказалась в списке за строительство домов обманным путем»... «На опросном листе подпись не моя»... В заявлениях спохватившихся людей проступает во всей красе технология «народного одобрямса». Ходили по подъездам некие личности, пугали мрачной перспективой. Мол, все равно участок продан. Не подпишетесь «за дом» – будет мусороперерабатывающий завод.
А потом, впридачу к доверчивым подписантам, на бумаге непонятным образом оказываются росчерки от имени всех домочадцев. Смотрит пенсионерка на бумагу: батюшки-светы, кто им только сведения о жильцах поставляет? И дочку отсутствующую вписали, и внучку, и жучку.
Уж такая легитимность у этих проектов-близнецов, – с какой стороны ни глянь. Тридцать девять подписей «за». Тысяча с лишним – «против». А общественное обсуждение от 12 мая 2005 года (где из 11 представителей общественности почему-то оказался лишь один житель уплотняемого квартала) завершается резолюцией: «не возражали».
Еще как возражают. Как, по-вашему, можно спокойно воспринимать, когда в пятнадцати-двадцати метрах от вашего дома должна вырасти высотка, а вырубку кленов и лип компенсируют прибавлением нескольких сотен автомобилей? А ведь на этом месте прежний генплан предусматривал строительство детского дошкольного учреждения, которого ох как не хватает. И строительство коммерческого жилья взамен детсада может означать лишь одно: чекисты и коммерсанты приносят общий убыток, а выгоду извлекают – частную.
– Получается, что ФСБ, проталкивая интересы коммерсантов и решая жилищные проблемы своих сотрудников, удовлетворяет чьи-то интересы за наш счет! – говорят активисты инициативной группы. – А наши ветхие жилища при этом ставят на грань разрушения.
Вопрос не праздный. Плавающие грунты и подземные источники Полюстрова – уже давно притча во языцех. И не приходится гадать, чем может аукнуться окрестным домам соседство двух бетонных глыб о шестнадцати и двадцати этажах. Да, мониторинг. Да, комплексное обследование, все как положено. Но спросите любого, кто столкнулся с уплотниловкой: много ли пользы от контрольных маячков, и легко ли потом доказать, что разбегающиеся по стенам трещины напрямую связаны с появлением соседней новостройки?
А между тем состояние пяти- и девятиэтажек 1960-х годов постройки и без того аховое. Возьмите дом 5/2 по проспекту Мечникова: трещины «от 0,3 до 0,8 мм», отмеченные в актах обследования от 1998 года, продолжают увеличиваться. На нижнем этаже – укрепляли перекрытия; на верхнем – борются с протечками сквозь щели на стыках. Только новой стройки под боком старожилам и не хватало, чтобы в одну прекрасную ночь остаться без крова. В смысле – без крова останутся те, кому посчастливится уцелеть.
Сейчас инициативная группа организует местное сообщество – чтобы дать стройке отпор на правовых основаниях. Оспаривая законность общественных обсуждений и постановления о строительстве, жильцы одновременно скидываются для проведения независимой экспертизы. Если документально обозначить аварийное состояние домов и выявить возможный вред от вторжения – разговор пойдет на совсем другом уровне. Не об абстрактных «условиях проживания», а об оценке ущерба и конкретных компенсациях.
Глядишь, и здесь, как на Васильевском острове, инвесторы (и заказчики) с холодной головой, чистыми руками и тугими кошельками призадумаются: а стоит ли браться? Рассчитывать, что выгодно, а что нет, в Конторе Глубокого Бурения научились давно.

Дмитрий ПОЛЯНСКИЙ
фото ИНТЕРПРЕСС



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close