Доживем до исполнения?

15 августа 2005 10:00

Представим себе: какая-либо частная компания не торопится исполнять решение суда и расплачиваться с истцами. Последствия?
Скорее всего, последствия будут на всю исковую сумму, да еще с лихвой. Арестованные счета. Штрафные санкции. А то и омоновские бойцы над уложенными ничком клерками и бухгалтерами...
Но все несколько иначе, когда речь идет о компании «Правительство Российской Федерации»: офисам Минфина и казначейства штурм и опись имущества не грозят. Выплаты по искам инвалидов-чернобыльцев, отсудивших свои деньги у государства, отсрочены на год, на полтора – как получится.


А потому в Курортном районе бывшие ликвидаторы последствий катастрофы на АЭС обсуждают целесообразность новой акции протеста – с голодовкой и перекрытием Приморской трассы. Суммы, которые им задолжало государство, перевалили у некоторых за полмиллиона рублей.
Откуда эти недоимки астрономических размеров? От хронической недоплаты, продолжавшейся из месяца в месяц, из года в год. Вместе с датами календаря менялись ценники в магазинах, – но компенсации вреда, причиненного здоровью ликвидаторов, оставались на прежнем уровне. Федеральное правительство упорно не видело сколько-нибудь обязательной связи между удорожанием жизни – и размером начислений, замерших на отметке 2000 года.
Чего только ни происходило за это время. Увеличивался минимальный размер оплаты труда, к которому были с 1997 года привязаны компенсации. А начиная с 2002 года размер возмещения вреда, причиненного здоровью, должен был и вовсе определяться не МРОТом, а прожиточным минимумом. Но на все разговоры об индексации Министерство труда и социального развития отвечало твердым «нет». И лишь волна «чернобыльских» процессов, захлестнувшая суды всех инстанций, сдвинула дело с мертвой точки.
Ну хорошо, вердикт Фемиды заставил чиновника признать: данному человеку недоплачивают уже несколько лет. Вот типичное на сегодняшний день судебное решение: пересчитать все суммы, за 2001 год – с таким-то коэффициентом, за 2002-й – с таким-то и так далее. Можно облегченно вздохнуть и идти к кассовому окошку?
Как бы не так. Это не конец мытарств, а лишь новый круг хождения по кабинетам, переписки и ожидания. Настойчивым истцам, оставившим здоровье в радиоактивном пекле, Комитет по труду и социальной защите населения Петербурга отвечает: есть постановление вышестоящего министерства, согласно которому задолженности будут погашены в строгой хронологической последовательности принятия решений судом. В переводе на обычный язык это означает примерно следующее: право у вас есть, но денег у нас нет (по крайней мере, здесь и сейчас). Становитесь в очередь.
– В данный момент мы ставим вопрос не о задолженности, – объясняет Рамазан Батчаев, зампредседателя петербургской региональной организации «Союз «Чернобыль» России». Капитан Советской армии, он был призван в 1986 году из запаса и стал там инвалидом второй группы. – Вы понимаете, что людям, которые в большинстве своем держатся на лекарствах (и которые фактически лишены, благодаря 122-му закону, льготных рецептов), полновесные компенсации жизненно необходимы?
Все понимают; но от этого не легче. Дыры в казне, образовавшиеся после начала выплат по судебным искам, пришлось в начале 2005-го затыкать деньгами, предназначенными для текущих начислений, – и уже к июню они иссякли. Теперь скудное финансирование – даже в прежнем размере, без индексации – приходится изыскивать в резервном фонде. Да, в госбюджет были спешно заложены изменения (около миллиарда рублей). Но этот миллиард реально пойдет в дело не раньше сентября. И проблемы тоже не решит: только в северной столице две тысячи инвалидов-чернобыльцев.
Впрочем, логично, – раз уж мы имеем дело с таким механизмом, когда чуть ли не каждый рубль приходится начислять не в рабочем, рутинном порядке, а под удар судейского молотка.
Забавная задачка. Прецедентного права у нас нет: каждый получатель компенсаций – это отдельная тяжба, одно или несколько судебных заседаний. Перемножьте их себестоимость на количество рассматриваемых дел, прибавьте сюда работу судебных приставов и прочие сопутствующие расходы. А теперь вычтите эту сумму из федерального бюджета. Сколько там остается на долю каждого чернобыльца?
Но вернемся к более конкретным данным. На сегодня профинансированы выплаты по судебным решениям, вынесенным до 14 октября прошлого года. Остальным надо ждать – и без конца напоминать не нюхавшим радиации чиновникам, что деньги требуются людям, пока они живы. Впрочем, специалистам по социальной защите это и так понятно; есть в канцелярском жаргоне термин «естественная убыль». За этой «убылью» кроются столбики цифр: сотни тысяч рублей: и количество тех, кому они уже не понадобятся.
Один из них, Геннадий Мальцев, умерший в июле – накануне судебного постановления, предписавшего выплатить ему 464 тысячи недополученных рублей. Кроме него в том же месяце, в том же Курортном районе скончались еще три инвалида-чернобыльца.

Дмитрий ПОЛЯНСКИЙ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close